ПРЕССА

"Вы поёте Розину немного по-русски..."

28 сентября 2004, Ирина Клепикова, "Областная газета"

Всё смешалось в её жизни. Готовилась стать оперной певицей, но госэкзаменом в Уральской консерватории была роль Софьи в оперетте "Дамы и гусары".

Дебютировала в Свердловской оперетте, а через несколько месяцев победила в Афинах на оперном конкурсе. Сегодня в её послужном списке - 16 ролей в спектаклях Свердловской музкомедии, участие во всех последних премьерах театра, а она мечтает спеть... Розину в опере Россини "Севильский цирюльник". При этом лауреат международных конкурсов Светлана Кадочникова бесконечно любит свой театр и оперетту покидать не собирается.

...На конкурсе в Афинах Светлана пела именно Розину из "Севильского цирюльника". Сразу после выступления к ней подошла жена председателя жюри, в прошлом - певица. Вообще-то, во время конкурса всякое общение с участниками запрещено, но случай был исключительный. Кирия Хаара (так представилась гречанка) предложила Светлане поработать над образом Розины: "Есть над чем поработать. Есть голос. Но поёте вы Розину немного по-русски".

Они позанимались сколько могли (во время зарубежной творческой командировки, с предельно ограниченным сроком пребывания, не разбежишься), но "проблема", видимо, осталась и останется в любом случае. хоть лицедейство и предполагает перевоплощение, но от себя не уйдёшь. "Русскость" проявится в любом случае, так же как у исполнителя другой национальности в том же образе - его национальная культура.

- На конкурсе в Афинах Розину пела ещё певица из Бразилии, - рассказывает Светлана. - Смотреть и слушать было крайне любопытно. Тот же композитор, та же ария, все ноты - те же. Но иной голос, иная вокальная школа, иной, как мы говорим, психотип исполнительницы - и совершенно другой рождается персонаж. У бразильянки Розина получилась, знаете, такая знойно-страстная. Всё равно любой образ - в чём-то отражение твоей натуры. Как в зеркале ...

Её героини - этакие девчонки-школьницы, скорые на улыбку и розыгрыш. Неважно - какое время. С веером в руках и в кринолине, её героини всё равно сохраняют в себе девическую лёгкость и очарование, незлобивость и стремительность. При этом за кажущейся наивностью - характер. Не каприз. Характер! Позволяющий при самых неблагоприятных обстоятельствах защитить и собственное достоинство, и собственные интересы (не без этого). Её Адель в "Летучей мыши" Штрауса, Стасси в кальмановской "Княгине чардаша" или Тоня в "Парке советского периода" - миниатюрные создания, вокруг которых, однако, закручиваются большие волны. И ни одна из "милых дам" Светланы Кадочниковой себя в обиду не даст.

Может, и сама Светлана такая (если следовать постулату, что актер в любой роли играет "немножко себя")? Внешне больше, чем на студентку, не тянет, но "студентка" уже сама преподает вокал в альма-матер - Уральской консерватории и учится в аспирантуре. А это - подготовка нескольких сольных программ, плюс итальянский язык, плюс философия и так далее. Более того, Светлана намерена не только закончить так называемую исполнительскую аспирантуру (для музыкантов-исполнителей), но и заняться теорией. Конкретно - одним из направлений уральской вокальной школы. Это, кстати, любопытно для исследования не только в сугубо теоретическом плане. Подобно тому, как в творчестве актера отражаются его менталитет, национальная культура, сказывается также и вокальная школа. Как ни парадоксально это звучит, но6 каким получится сценический образ, зависит и от того, в частности, у кого и как учился артист много лет назад.

Светлана Кадочникова училась в Уральской консерватории у народного артиста России Николая Голышева, руководителя кафедры сольного пения, в прошлом - известного оперного певца. Отсюда - основательность и "серьёз" отношения к Музыке. Потому же (хотя союз с опереттой, видимо, уже на всю жизнь) нет-нет да всколыхнется первая любовь - к опере. Благо, в настоящей музыке не существует "железного занавеса" между жанрами, а современный синтетический театр позволяет и вовсе фантастические проекты.

Но вообще-то она мечтает не о смене жанра, а о конкретной партии - Розины в "Севильском цирюльнике".

- "Почему?" - переспрашивает Светлана. - Партия ложится на голос. Для колоратурного сопрано это одна из лучших ролей в золотом фонде оперы. Как же не мечтать о ней? Сама же Розина очень близка жанру оперетты. В ней столько испанского огня, столько характера и жизни! Даже если её поёшь, - смеется, - "немного по-русски"!