ПРЕССА

Три четверти века в статусе лучших

30 октября 2008, Мария Коновалова, "На смену!"

Театру Музкомедии исполнилось 75 лет.

 

24 октября Свердловский государственный академический театр музыкальной комедии открыл свой юбилейный 75-й сезон. По традиции начат он был с последней премьеры предыдущего сезона - "Екатерины Великой". Юбилейные торжества длились неделю - ярко, с размахом. Прошли гала-концерты екатеринбургских артистов и гостей из разных театров России и зарубежных стран. Состоялся международный конгресс музыкальных театров, посвященный теме "Оперетта и мюзикл сегодня". Среди подарков, полученных виновником торжества, оказалось переименование трамвайной остановки "Проспект Ленина" в "Театр музыкальной комедии". А часть проспекта Ленина между улицами Карла Либкнехта и Тургенева станет, как давно мечтало руководство Музкомедии, Театральным бульваром. Там установят скульптуры, изображающие актеров, ставших легендарными. Сам себе юбиляр подарил собственную летопись - роскошный двухтомник, в котором подробно рассказано о всех 75 годах существования театра.

 

Свердловскую Музкомедию называют лучшим музыкальным театром страны. Знатоки к этому добавляют: театр не просто лучший, он - уникальный. В чем его особость, непохожесть на другие музыкальные театры? Об этом расскажут актеры, директор и главный режиссер.

 

Заслуженный работник культуры России, директор театра Михаил Сафронов: "Театр должен быть домом"

Для меня этот театр всегда был знаковым. Когда я был начальником управления культуры администрации Свердловской области, я уделял ему очень серьезное внимание. Не без меня родился там ансамбль "Изумруд", придумали комфортное для театра штатное расписание. Десять лет назад, когда я работал директором театра драмы, раздался звонок первого лица Свердловской области. Мне задали вопрос как человеку, знающему ситуацию в театрах: "Нужен директор Театра музкомедии, нужно влить новую кровь, чтобы коллектив заработал по-другому. Кого посоветуете?" И я ответил: "Кроме себя, никого на этом посту не вижу". Так я получил эту роль. Прежде всего мы с Кириллом Савельевичем Стрежневым поговорили о том, что нужно продолжить традицию театра-дома, где все построено на заботе о людях. В первую очередь о наших стариках, которых все меньше и меньше. Наш театр всегда был богат традициями памяти. Мы стали чаще бывать на кладбище, на могилах знаменитых актеров, которых знала вся Россия. Стали больше уделять внимания семейным праздникам. В то время не было профсоюзной организации - мы создали ее заново, и сегодня у нас замечательно работает профком во главе с народной артисткой России Надеждой Басаргиной. А самое главное - надо было формировать репертуар, заявлять о себе новыми идеями. Так родился спектакль "Парк советского периода", в котором мы вспомнили все советские оперетты, что в театре когда-то шли. Спектаклем "Beatles: клуб одиноких сердец" мы зазвали в театр молодежь. Мы рисковали, но риск оправдался: нас могут поддержать только полные залы, и сегодня народ сам бежит в кассу, нет острой необходимости распространять билеты. Несколько сезонов мы работали только с современными авторами и теперь чувствуем необходимость вернуться к классической оперетте. В этом сезоне будет премьера "Цыганской любви" Легара, которую мы осуществим совместно с венгерскими артистами, а французский режиссер Жорж Савари поставит у нас оперетту Оффенбаха "Прекрасная Елена". В марте на нашей сцене появится спектакль "Белая гвардия" на музыку Марка Минкова. Собираемся поставить "Детей капитана Гранта" на музыку Дунаевского. Такие вещи необходимы в репертуаре: дети побывают в театре и полюбят его.

 

Народная артистка РФ, актриса Римма Антонова: "Такой атмосферы больше нигде нет"

Я не веду своим ролям точный счет, поэтому не знаю, сколько сыграла их на этой сцене. Явно больше полусотни... Переиграла всех субреток, которые есть в репертуаре. Мы с Эдуардом Жердером попали сюда в 1966 году. Работали в театре Новоуральска, попросились на прослушивание к Владимиру Акимовичу Курочкину, и нас сразу же взяли. Первые роли мы получили в спектакле "Лисистрата". Нас на них вводили, когда сам спектакль мы не видели. В театр нас приняли 13 апреля, а 7 мая мы уже вышли на сцену в "Лисистрате". Это был день рождения Курочкина, и он попросил нас сделать ему такой подарок.

Работать с Курочкиным было потрясающе. Это был лучший театр Советского Союза, и Владимир Акимович в нем - хозяином. Его слушались беспрекословно, потому что очень любили. Им восхищалась не только молодежь - Мария Густавовна Викс носилась с ним, несмотря на то, что знала его чуть ли не с детства, его обожали и Маренич, и Емельянова, и Большов... Мало быть хорошим режиссером-постановщиком - надо уметь быть главным режиссером, отцом для труппы. Таким был Курочкин. Он был лидером, авторитетом. В труппе никогда не было конфликтов, каждый занимал свою нишу, и все поддерживали друг друга. У нас всегда была замечательная располагающая атмосфера, какой я ни в одном театре больше не видела.

 

Заслуженный артист РФ, актер Сергей Вяткин: "Отсюда не уходят"

Я пришел сюда в 1987-м, когда в этот театр было невероятно сложно попасть, сюда стремились очень многие. Я был первым, кого принял в труппу Стрежнев. Первое время мне казалось, что я очутился среди небожителей: в Омском театре, где я до того работал, заслуженных артистов было всего два, а здесь - целых семь народных. Для меня это были люди, сошедшие с Олимпа. Они рассказывали нам о старом театре. Эдуард Борисович Жердер частенько объяснял, как себя в той или иной роли вести. Я окончил консерваторию, а там не ахти какая театральная подготовка. Нас готовили для оперы, а оперетту считали легким жанром... Я учился, наблюдая за игрой мэтров. Смотрел их работы и для себя отмечал: вот как он ходит, как голову поворачивает, как говорит и молчит, как реагирует на публику.

Первая роль на этой сцене у меня была в оперетте "Нищий студент". Пока я репетировал ее, дали, чтобы я "пощупал" сцену, маленькую роль продавца птиц в "Свадьбе с генералом". Потом роли пошли одна за другой. Театр меня принял. Здесь как-то сразу чувствуется, свой человек или нет, и дело тут не только в актерских, но и в человеческих качествах. В 90-е годы денег нам не платили. Тогдашний директор сказал: "Зарабатывайте, как хотите". Я, как многие другие, что-то покупал и продавал, приходил в театр с сумками. И театр спасал меня от гнетущей атмосферы, что царила тогда на улицах. Нырнешь на три часа в другую эпоху, в другую шкуру - и этих трех часов тебе хватает на следующие несколько суток. Мы тогда еще между собой рассуждали: пусть не платят денег, пусть даже скажут, чтобы мы сами платили за возможность играть на этой сцене - мы бы согласились, потому что нам нравится там работать. И из театра на тот момент ни один актер не ушел. Я слышал, в других театрах была тогда сильная текучка. А из этого театра никто не уходит, потому что идти отсюда некуда, он - самый лучший в смысле творчества.

 

Народный артист РФ, актер Владимир Смолин: "Моя мечта сбылась"

Этот театр всегда был мечтой тех, кто что-то понимает в оперетте. Я мечтал сюда попасть с той поры, когда учился в Гнесинке. Но меня пригласили в Омский театр музыкальной комедии, а я по натуре не боец, набиваться в Свердловск не стал. Проработал в Омске 9 лет и решился попроситься в Свердловскую музкомедию только в 1985-м. 29 октября исполнилось 23 года с момента, когда Владимир Акимович Курочкин ввел меня в труппу. Но с этим легендарным режиссером я поработать не успел: весной следующего года он перебрался в Москву, главным режиссером стал Кирилл Савельевич Стрежнев. И под его началом моя творческая судьба сложилась замечательно. Поначалу, пока в театре ко мне присматривались, меня ввели на роли стариков - деда Липата в "Царице и велосипеде", отца Одиссея в "Пенелопе". Стрежнев мне сказал: "Стариков еще наиграешься". И дал роль в "Беспечном гражданине", первом спектакле, который он на этой сцене поставил. По-моему, это был просто шедевр. Тогда говорили: "Как Стрежнев будет работать дальше? Он же поставил такую планку, выше которой прыгнуть просто нельзя".

На роли мне жаловаться грешно. По своим физическим данным я не "фрачный простак", тем не менее играл Бони и получил за это премию "Браво!". Я не вокалист, но в "Летучей мыши" исполнил роль Альфреда, а это одна из сложнейших вокальных партий. Я играл социальных героев, комиков, простаков. Только что классических героев не играл. За такие роли, как Митька Громцев в "Беспечном", Тото в "Конце света", Черт в "Черте и девственнице", любой актер отдал бы что угодно - и они мимо меня не прошли.

 

Народный артист РФ, главный режиссер Кирилл Стрежнев: "Что художнику нужно для счастья, а театру - для успеха?"

22 года работы в этом театре у меня делятся на три периода - два счастливых и один не очень счастливый. В 1986 году композитор и дирижер Анатолий Затин, драматург Валерий Семеновский и я не пришли - ворвались в театр, который только что покинул Владимир Акимович. И мы сделали "Беспечного гражданина", потом "Кошмарные сновидения Херсонской губернии". Потом пришел Саша Пантыкин, который тогда еще не звался дедушкой уральского рока, а просто был рок-музыкантом. Он привел с собой группу "Кабинет", и мы впервые в истории сделали спектакль не в сопровождении симфонического оркестра, а под рок-группу. Это был прорыв. Мы были молодые и не боялись риска. Мне было 32, ребята были такого же возраста или даже младше. Это длилось до периода, когда настали смутные тяжелые времена. Когда перестали платить зарплату, а зрители - ходить в театр, предпочитая сидеть дома и смотреть видики. К этому времени относится мое самое печальное воспоминание: был день, когда я пришел в театр и узнал, что декорации "Беспечного гражданина" распилили, не согласовав со мной. Они были огромными, и кто-то счел, что их негде хранить... И в одночасье знаменитого спектакля не стало, артисты потеряли свои любимые роли. Восстановить декорации было невозможно по нашим тогдашним финансам. Несмотря на мою философию оптимизма, я не могу эту травму вынуть из души.

И не дает себя забыть чудовищная потеря - уход наших стариков, носителей духа театра: Юрия Александровича Чернова, Нины Александровны Энгель-Утиной, дяди Коли Бадьева, Эдуарда Борисовича Жердера...

В конце 90-х годов зритель постепенно начал возвращаться в театр. К нам тогда пришел мощнейший директор Михаил Вячеславович Сафронов, который вывел театр на новый виток обеспечения творческого процесса. Он компьютеризировал театр, создал структуры, которые занимаются рекламой, раскруткой спектаклей. Он освободил меня как художника от необходимости защищаться. Так что последние пять лет я нахожусь в ощущении абсолютного счастья: я могу заниматься только творчеством. И вот результат - восемь премий "Золотая Маска" за четыре года. Для художника очень важно знать, что его работа нужна, оценена, что есть люди, которые это понимают и создают ему условия для продуктивного труда. Сафронов очень заботится о труппе. Вот под юбилей театра он купил всем актрисам потрясающие концертные платья, а актерам - по черному и белому смокингу...

У нашего театра счастливая судьба - за 75 лет в нем было всего три художественных руководителя: Кугушев, Курочкин и Стрежнев. И главное - театр не переживал периоды революций, была только эволюция. После Кугушева пришел его ученик Курочкин и не разрушил того, что было сделано, а привел в команду новых артистов и вывел театр на новый виток. Я тоже ничего не разрушил, а создал новую команду, которая сегодня царствует на сцене.

Сегодня нас часто называют лучшим музыкальным театром страны, и меня это настораживает. Нельзя почивать на лаврах, это может привести только к творческому застою. Значение театра не определяется количеством наград. Дело в признании публики. В последних спектаклях, которые пользуются очень большим успехом. Премьеры последних пяти лет все посвящены России в разные периоды ее истории - от XVIII до XXI века. Возможно, их успех обусловлен как раз тем, что эта тема сегодня необычайно востребована. Я считаю, что, раскрывая эту тему, наш театр выполняет важную культурную миссию.

Фото Анатолия Лаптева