ПРЕССА

Отложите веер, сударыня!

09 июля 2021, Ирина Клепикова, Газета "Областная газета"

https://www.oblgazeta.ru/culture/theatre/125227/

9 июля вечером, завершая сезон Свердловской музкомедии, на сцене – «Сильва», которая обошла и превзошла многие премьеры театрального года. Оперетту вечно отпевают, скаламбурили специалисты, но оказалось: оперетта не отпета. Спектакль – лауреат «Золотой маски», премии губернатора за выдающиеся достижения. Не умаляя общих заслуг, всё же скажу: такая «Сильва» стала возможна и потому, что у театра есть такая актриса.

«Королевство маловато»?

Теодору Вердье она поёт в «Принцессе цирка», которой уже 34 года! Лучшие примы Свердловской музкомедии пели Теодору, а сам спектакль в 2001-м был сыгран в уникальной версии на арене цирка. В таком спектакле сам приобщаешься в легенде, становишься частью истории. Можно бы радоваться. А ей некомфортно.

Ей – на сцене. Мне – в зрительном зале. Выясняется: у нас общие вопросы к «Принцессе» и к Теодоре. Слов нет, творение Кальмана – чудо! Мистер Икс – любимец публики. Все музыкальные номера – хиты. «Принцесса цирка» собирает аншлаги вот уже сто лет. Артистки за счастье почитают «шикануть» в этой оперетте нарядами, обожанием мужчин и голосом. А интрига какая? «Всегда быть в маске – судьба моя…». Смена имён, шантаж, ложные обвинения. На фоне рождающегося чувства героев атмосфера раскаляется, но – вместо «грома, вспышек молний и последующего озона» в третьем акте минутный обмен репликами и, как сказали бы в кино, «поцелуй в диафрагму».

– Вот-вот, – спохватывается Ольга, увидев во мне единомышленника. – Оперетта раздражает этим. Понимаю: в кринолиновых сюжетах правила этикета очень важны, не принято было оголять свои чувства. Но хочется сыграть по-человечески. Ведь и «Люблю» можно сказать по-разному. К тому же интерес Теодоры к Мистеру Икс – не просто интерес женщины к мужчине. Можно сыграть и более глубокий смысл: мы иногда влюбляемся в маску человека. И вот мы, исполнители, копим, копим этот взаимный интерес героев, а в финале – «Люблю» и лёгкий поцелуй. Мне не хватает разрешения конфликта! Не хватает сцен и времени, чтобы оправдать стремительное «от ненависти до любви»…

Спектакль, хоть и легендарный, – в постановке такая классика-классика, что, по словам Ольги, «хочется выйти за рамки, а приходится сдерживаться». «Королевство маловато, развернуться негде»? Ольга смеётся и соглашается: да, в этом смысле жанр оперетты ей тесноват. Вспоминает: был в её карьере опыт участия в необычной постановке «Фраскиты» Легара. Романтическая оперетта была решена режиссёром так, что страсти-разборки доходили чуть не до рукоприкладства, а заглавная героиня в исполнении Балашовой была сродни другой известной цыганке – Кармен. Меж тем в финале всё равно – минутные объяснения, романтический дуэт, поцелуй.

– Переживания героев остаются за кадром. Словно из полноценной истории вырезали что-то значимое, – сокрушается Ольга, которой внешностью даровано блистать в такого рода салонных историях, а она… сокрушается. – В этом смысле оперные исходы гораздо богаче. Да, жанр кровавый – главные женские персонажи часто умирают, а мужчины сходят с ума. Кто-то даже ёрничает по поводу жестокости и тривиальности жанра. Но так логичнее! Неразрешённый конфликт и приводит к гибели героев…

Пастиччо из Доницетти и Вагнера

Она поёт оперу. В концертных программах. Но не только. В недавней премьере театра «Одолжите тенора», русской версии знаменитого британского мюзикла, Балашова играет провинциальную оперную примадонну Диану. Играет с азартом, не боясь быть смешной, не страшась интонации чёрного юмора. Актриса-героиня Балашова в «Одолжите тенора», по сути, антигероиня. Её образ – почти фельетонное воплощение «примы в провинциальном театре». Тут многое ожидаемо и забавно: амбиции, спесь, психология парвеню. Но прелесть мюзикла в том, что триггером событий становится оперный голос (точнее – его отсутствие), а потому рано или поздно авторы предоставляют шанс и приме показать, на что она способна. В какой-то момент провинциальная прима Диана подряд (!) исполняет до десятка разнохарактерных фрагментов хитовых оперных партий!

В этом месте неизменно – овации. Зритель, принявший форму спектакля-фарса, осознаёт: тут-то не фарс, не театральное хулиганство, этот вокал – по-настоящему. По «классу игры», качеству вокала каждая из хитовых партий Дианы вполне может прозвучать и на оперной сцене. Диана-Балашова дурачится в рамках образа, но поёт-то она «без дураков». В пастиччо из оперных арий от Доницетти до Вагнера – академический вокал! И это тем удивительнее, что обладательница большого по диапазону сопрано вовсе не мечтала о премьерстве на сцене, а начинала самостоятельную жизнь… после торгового лицея продавцом в магазине.

– И было достаточно самостоятельности, и зарабатывала я уже больше родителей, – рассказывает Ольга, – когда мой друг сказал мне однажды: «Ты не продавец. Тебе надо учиться». А чему? Никаких предпочтений не было. За плечами, правда, музыкальная школа. Пошла на дирижёрско-хоровое отделение Вологодского музыкального училища. Там-то преподаватель и обратила внимание на голос…

Дальше, похоже, сам голос не давал ей отклониться от заданного талантом маршрута. Она не очень рассчитывала на успех среди столичных абитуриентов Петрозаводской консерватории, но но после второго тура оказалась первой по баллам. Преподаватель, к которой она стремилась, из-за перебора группы не могла взять её к себе, Ольга пошла забирать документы, а тут звонок: «Не уезжай, я отстояла тебя». По окончании учёбы могла петь в опере, но театры предпочитали иметь солистку со стажем и опытом. У неё не было ни того, ни другого. Зато в Ивановском музыкальном не оказалось героинь. Балашова пришла в него «для старта», но разом получила все главные партии. Штраус, Кальман, Легар… Да, оперетта. Да, лёгкий жанр. Но сегодня, когда ей подвластно петь Лизу из «Пиковой дамы» и Теодору, Татьяну из «Евгения Онегина» и Сильву, она понимает, как тонка грань между «лёгким» и «нелёгким» в музыкальном театре. Убеждена: в оперетте можно сохранить голос только благодаря опере. При этом знает: очень часто оперные певцы не могут качественно спеть оперетту. Опера только сегодня дошла до того, что хоть на голове, хоть «на ушах» – пой! А оперетте эти актёрско-постановочные кульбиты привычны.

Ольге же они нравятся. Кайфует от них. «Я нехорошая девочка, – смеётся. – Мне мало быть классической героиней. Не боюсь быть некрасивой, люблю быть смешной». Провинциальную приму в «Одолжите тенора» она играет так, что после первых спектаклей прозвучало: ой, это будущая комическая старуха. На театральном языке – признание. Яркая характерность – талант редкий, вкупе с внешними и внутренними качествами «героинь» – редкий втройне. Театр может «использовать» и то, и это. Но в случае с «Сильвой» характерность стала условием рождения оригинальной версии давнего сюжета.

ТранСИЛЬВАнская история

«Сильва» – оперетта оперетт. «Музыка в смерть «залапана», залакирована многочисленными постановками, – говорит режиссёр Дмитрий Белов. – Иные к тому же делались по принципу: поговорили – хит – поговорили – хит. И тогда материал мстит. Герои превращались в идиотов, действие – в вампуку». Белов с театром ушли от этого. Аранжировка сделана по opus magnum Кальмана, его оригинальной партитуре, неизвестной прежде у нас. Выяснилось вдруг: произведение наполнено отчаянием композитора, который прекрасно видел, что происходит в горячо любимой им империи накануне Первой мировой. Из невозможности пережить эту катастрофу и рождались зажигательные мотивы. Музыка наполнена болью. А снаружи всё красиво.

Обращение к истории оперетты, истории Австро-Венгрии, реальной топонимике преподнесло вдруг совсем иную героиню. Звезда варьете Сильва уже не «красотки, красотки, красотки кабаре», а женщина с незаурядным характером. И актриса нужна была с характером.

– В новой версии «Сильва» наполнена предчувствием перемен, и от этого страшно, – вспоминает Ольга работу над ролью. – Герои только встретились, а «против них» уже много всего: принадлежность к разным слоям общества, приближающаяся война и то, что сильной, с характером женщине встретился незрелый мужчина. Такого прежде в оперетте Кальмана не было. Но посыл режиссёра актуален. Сегодня время сильных женщин, хотя и самой сильной нужна любовь, поддержка, мужское плечо. Эдвин уходит на войну. Для него это Поступок. Есть надежда, что он вернётся другим. А вдруг не вернётся?..

«В закисавший жанр влили новую кровь. Жанр стал как новенький», – писала федеральная пресса о новом прочтении классики Свердловской музкомедией. Но случилось это благодаря не только режиссёру, но и актрисе. «Сильва» стала бенефисом Ольги Балашовой. Её энергией изменены характер Сильвы и судьба. Не кринолиново-веерная звезда варьете, а девушка с трансильванских гор. Там, где в академической «Сильве» хэппи-энд, в этой версии начинается самое важное.

– Сказки обычно заканчиваются свадьбой, – говорит Ольга. – В жизни после «люблю, жить не могу» выясняется, что иногда надо и выстрадать своё счастье. Нам, в России, такое понимание счастья ближе, чем европейцам. И хотя по сюжету действие «Сильвы», как и положено, развивается в Трансильвании, характеры, конфликт стали роднее нашему зрителю. Наверное, не случайно такой резонанс?..

 

 

Ольга БАЛАШОВА, лауреат международного конкурса

В 2005 году окончила Петрозаводскую государственную консерваторию им. А.К. Глазунова по специальности «Академическое пение».

Работа в театре:

  • 2005-2013 — солистка Ивановского музыкального театра
  • с 2013 года — солистка Свердловского государственного театра музыкальной комедии

Звания и награды:

Лауреат Премии «Браво!» в номинации «Лучшая женская роль в мюзикле» (Катарина Кавальери, «Моцарт vs Сальери», 2019).

Сегодня занята в спектаклях: "Весёлая вдова" (Ганна Главари, Валентина), "Парк советского периода" (Катя), "Принцесса цирка" (Теодора Вердье), "Герцогиня из Чикаго" (Мэри Ллойд), "Яма" (Соня), "Летучая мышь" (Розалинда), "Между солнцем и дождём" (Большая Актриса), "Декабристы" (Екатерина Трубецкая), "Микадо, или Город Титипу" (Питти-Синг), "Моцарт VS Сальери" (Катарина Кавальери), "Сильва" (Шансонетка Сильва Вареску), "Одолжите тенора" (Диана Дивейн), "Боккаччо" (Беатриче)