ПРЕССА

Мальчик, который очень любил петь

17 ноября 2008, Мария Милова,

Сразу три юбилея готовятся в ноябре отметить в театре. Первым "круглым" именинником станет заслуженный артист России Сергей Вяткин. 19 ноября ему исполнится 50 лет, из них более 20 лет Сергей Вяткин служит любимой музкомедии. За это время на сцене театра им создано более 40 самых разных образов. Для своего юбилея актер выбрал один из самых любимых спектаклей - оперетту Имре Кальмана "Графиня Марица", который состоится 22 ноября на сцене Театра музкомедии.

На небольшом стульчике с игрушкой в руках стоит мальчик. В репертуаре пока одна любимая песня - "Вьется знамя полковое...", восторженные зрители - мама, папа и гости. Творческая судьба Сергея Вяткина, как и  большинства актеров, начиналась именно так. Прошло время, и сегодня Сергей Вяткин - заслуженный артист России, вместо стульчика - сцена академического театра, вместо бравурной песенки - лучшие арии великих композиторов: Кальмана, Штрауса, Легара, Верди... Он сменил детский костюмчик на фрак светского денди, взял в руки бокал шампанского, и ему аплодирует переполненный зал театра музкомедии. Несмотря на традиционную развязку, мечты стать актером у Сергея не было. "Я просто очень, очень любил петь, об актерской карьере я не мечтал, хотел быть шофером" - признается артист. Возможно, Сергея ожидала бы судьба поющего таксиста, как героя Сергея Лемешева из фильма "Музыкальная история", если бы не бабушка, которая настойчиво водила внука в хор мальчиков. Именно там, по словам Сергея, он по-настоящему "заболел" пением. Однако поступление в консерваторию не было делом решенным. Неизвестно, как бы сложилась жизнь Сергея Вяткина, если бы он остался на заводе, где после школы работал слесарем-сборщиком, или если бы патриотизм и юношеское безрассудство одержали верх и он отправился на службу в Афганистан, куда он собрался идти добровольно, написав втайне от мамы заявление. Но судьба решила: рожденный петь стрелять не должен - и направила Сергея в Уральскую государственную консерваторию. "Пять лет учебы в консерватории были для меня годами непрерывного счастья: наконец-то я занимался любимым делом, я пел с утра до ночи и получал удовольствие от каждого вокального урока, от каждой выученной партии, я с упоением пел Верди, Доницетти, Пуччини, Рахманинова, Чайковского. Еще в детстве, когда пел в хоре мальчиков, я мечтал выступать сольно, но мне не давали. Теперь мое желание исполнилось". Окончив консерваторию и получив билет в мир музыкального театра, Сергей  должен был освоить еще и актерское мастерство. Омский театр стал первой профессиональной сценической площадкой, где ему выпала возможность спеть не только классическую оперетту, но и так любимые им оперные партии - Альфреда в "Травиате", графа Альмавиву в "Севильском цирюльнике", Арлекина в "Паяцах". Кстати, шанс принять участие в оперной постановке Сергею выпал еще раз. В 1991 году состоялся его дебют на сцене Екатеринбургского академического театра оперы и балета в опере В. Кобекина "Шут и король". Сложнейшая в вокальном отношении партия Короля была высоко отмечена критиками, которые писали: "...актер сумел прочертить двойственную трагифарсовую природу музыкально-театрального образа, создав подлинную драматическую атмосферу". И все же настоящую радость Сергею принесли роли, сыгранные им на сцене Свердловского театра музкомедии. Изящно и легко исполненная роль Айзенштейна из "Летучей мыши" стала этапной в творческой судьбе Сергея Вяткина. Его герой парит над жизнью, он такой же воздушный, обаятельный и пьянящий, как сама музыка Штрауса. Совсем иным предстает Эдвин из "Княгини чардаша". Веселая беспечность, свойственная оперетте, уступает место драматизму, и это качество становиться новой гранью актерского таланта Сергея Вяткина. Одна из последних несомненных удач - страстный и романтичный, взрывной и сдержанный Тассило из спектакля "Графиня Марица". Его герой олицетворяет и несет в себе ту мелодию страсти и любви, которая так ярко прописана в музыкальной партитуре Имре Кальмана. Отношения Марицы и Тассило выстроены как поединок двух сильных личностей - именно внутренняя сила, замешанная на гордости, безудержном темпераменте и всепоглощающей любви, так притягивает героев к друг другу. Яростная натура Тассило прорывается в эмоционально-насыщенном нюансами "Чардаше". Какая мощная энергетика, которая идет в этот момент в зал к зрителям! В наше негероическое время сложно соответствовать образу настоящего героя, на сцене в том числе. "Прошла эпоха медленных и обстоятельных разговоров за чашечкой чая, мы все несемся с бешеной скоростью, часто не замечая друг друга, говорим на ходу "привет!", "пока!", "как дела?" и понеслись дальше... Темпоритм жизни постоянно провоцирует на суету, а сцена суеты не терпит. Порой во время спектакля приходится себя осаживать, чтобы не мельчить шаг, не сутулиться, помнить о светских манерах, и не вертеть головой в разные стороны, потому что это не по-графски".

Природа одарила артиста очень красивым, тембрально ярко окрашенным голосом - лирическим тенором. Если следовать стереотипу, то, наверное, именно так должен звучать голос венецианского гондольера или пылкого влюбленного, исполняющего серенады под балконом. Неудивительно, что сегодня в репертуаре артиста много итальянских и испанских песен, ведь именно на таком музыкальном материале можно максимально показать всю чувственность, теплоту, красочность своего голоса, который звучит одинаково красиво и сильно во всех регистрах. Казалось бы, прекрасные внешние данные и голос определили Сергею амплуа вечного лирического героя, однако театр прекрасен тем, что он разнообразен. Режиссер Кирилл Стрежнев увидел в артисте его комический талант и умение сыграть острохарактерные роли. Так в его репертуаре появился злобный, жестокий и расчетливый гробовщик из мюзикла "Оливер!", самовлюбленный бизнесмен Мараскин из оперетты "Жирофле-Жирофля". Особой актерской удачей в этом списке бесспорно можно считать роль извозчика Ефима Исаевича из спектакля "Женихи". Очень трудно узнать в пьянице с трясущимися руками недавнего игривого "комиль фо" Камилла де Росильона из "Веселой вдовы" или мятущегося романтика Эдвина из "Княгини чардаша". Ефим Исаевич Сергея Вяткина -  уморительно смешной, трогательный и нелепый. Одна из самых запоминающихся ярких сцен спектакля - извозчик делает предложение руки и сердца богатой вдове Аграфене Саввишне. Всем понятно, что направлена пылкость его  чувств  на заветный шкафчик, в котором стоит графинчик с водочкой. Актер точно следует заданному рисунку роли на протяжении всего спектакля, не выбиваясь ни на минуту. Его размашистые жесты, ковыляющая походка и неестественно писклявый голосок точно выверены и продуманы. Сергей нашел ту меру выразительности, те актерские средства, которые бы максимально работали на образ. Как ни странно, но к этой сценической работе актер не относится серьезно, хотя именно роль Ефима Исаевича принесла Сергею премию "Браво!" в номинации "Лучшая роль второго плана".

Наиболее дороги артисту те роли, которые  были рождены в творческих муках. Таким испытанием для Сергея стал Скрудж из мюзикла "Ночь открытых дверей". Для любого артиста подобная роль - подарок и удача. Его Скрудж - нервный, обозленный, угловатый мизантроп. Только наедине с кучей денег голос Скруджа  перестает быть резким и скрипучим, а в движениях появляется уверенность. Золотые монеты для него - Бог, а этому Богу не нужны любовь, забота и сострадание. Актер развивает образ своего героя между двумя полюсами: с одной стороны - "франки, фунты, доллары, пенсы, разве есть для счастья лучшее тесто?", а с другой - "мир весь за любовь отдам...".  Актер проводит мятущуюся душу Скруджа через нелегкий путь, мучаясь и страдая вместе с ним. Это история об оттаивании человека, его сердца и души. И каждый раз, когда очередная ледяная корка откалывается от этого существа, актер меняет пластику своего персонажа, интонацию голоса, взгляд, становясь трогательным и несчастным. Его становится жаль. В этой роли Сергей смог показать еще одну грань своего таланта - талант драматического актера.

Мечта стать певцом привела Сергея Вяткина в театр, который стал родным домом - домом, в котором исполняются детские мечты петь сольно на сцене. "Для меня театр - по-прежнему то место, куда хочется приходить, в котором повседневность отступает, и я до сих пор по-детски, от всего сердца отдаюсь этой увлекательной и захватывающей игре в графов, принцев, извозчиков, гусаров..." Счастлив тот артист, который смог сохранить детскую непосредственность и способность искренне удивляться. В Сергее Вяткине нет бравады и ненужного актерства, он сдержан и закрыт, но если приглядеться, то можно увидеть в нем маленького мальчика, который когда-то стоял на стульчике и пел "Вьется знамя полковое..."