ПРЕССА

Фиалки Монмартра для графа Тулузского

27 декабря 2012, Екатерина Шакшина,

Музей изобразительных искусств (ул. Вайнера, 11) и управление культуры администрации Екатеринбурга представили 21 декабря предновогоднюю выставку с весёлым названием «Париж, Монмартр, канкан… Лотрек!». Лихость названия не обманет зрителя. Канкан на сценах варьете танцевали живые женщины, чью жизнь не назовёшь простой и беззаботной. Нескромный зажигательный танец был их работой. Например, у Жанны АВРИЛЬ — «звезды» и модели ТУЛУЗ-ЛОТРЕКА.

Эти «фиалки Монмартра» знавали и нищету, и унижения.Как и тот, кто их увековечил, несмотря на высокий титул графа. Парижские издатели в середине ХХ века к 100-летию художника отпечатали вновь литографии Анри де Тулуз-Лотрека, созданные на рубеже позапрошлого и прошлого столетий. 50 литографий из частных европейских собраний предоставил нашему музею «Арт-центр в Перинных рядах» из Санкт-Петербурга.

На вернисаже арии из оперетт пел заслуженный артист РФ, солист Театра музкомедии Александр ПОТАПОВ и танцевали канкан студенты факультета современного танца Гуманитарного университета. Эти выступления больше не повторятся в музейном зале, но экспозицию до самого финала (до конца февраля 2013 года) будут сопровождать эти манекены, наряженные в «парижские» костюмы из спектаклей академического Театра музыкальной комедии, — для атмосферы канкана и Монмартра…

Анри Мари Раймон Де Тулуз-Лотрек-Монфа — длинное аристократическое имя художника, а вот жизнь была короткой, рост — маленьким. Из-за случайных травм, полученных в детстве, граф вырос всего на полтора метра. Живя в Париже по правилам богемы, он скончался из-за болезней в 37 лет. В 1901 году вместе с художником простились и с «концом века» — fin du siècle…

Выставка в Музее изобразительных искусств рассказываает от творчестве и персонажах постимпрессиониста Тулуз-Лотрека с выразительностью кинематографа и основательностью энциклопедии. Его работами восхищался знаменитый живописец Эдгар ДЕГА. Но настоящее признание — не на Монмартре, а в мире — маленький граф получил лишь после кончины. Кураторы выставки — заведующая отделом декоративно-прикладного искусства ЕМИИ Людмила БУДРИНА и научный сотрудник сектора западноевропейского искусства Ольга КОНЕВА провели для нас первую экскурсию по трём блокам экспозиции. Каждый из них подробно и наглядно показывает и исследует тему Тулуз-Лотрека: «Канкан», «Париж», «Монмартр». То, что мы увидели в экспозиции, — не просто показ коллекции, а исследовательская работа екатеринбургских музейщиков, где рядом с каждой литографией увлекательный текст, рассказывающий историю создания работы и историю артистки, поэта, дамы полусвета — моделей художника — или парижских кафе, завсегдатаем которых он был.

Известное сегодня многим по голливудскому мюзиклу знаменитое парижское кабаре «Мулен Руж» («Красная мельница») открылось в 1889 году, и первую афишу для него создал другой художник. Рядом — разительно иная работа Тулуз-Лотрека, где запечатлена звезда кабаре Луиза ВЕБЕР (Ла Гулю). Или вот певица Иветт ГИЛЬБЕР. Рыжие волосы-перья, длинные руки-крылья в чёрных перчатках выше локтя сложены под подбородком, вздёрнутый нос словно принюхивается к аромату фиалок. Она напоминает гусыню, а восхищённые ею называли поэтичнее: «Лебедь». Литографии Тулуз-Лотрека и не могли быть похожими на ту первую афишу с хорошенькими куколками — «красотками кабаре».

Тулуз-Лотрек не куколок рисовал, а женщин, которые на сцене канканировали, становились клоунессами, занимались и менее почтенным ремеслом. Женщин, которые безумно уставали, тосковали, но к публике выходили с неотразимой улыбкой. Тулуз-Лотрек не отнимал аромат и прелесть у «фиалок Монмартра», он понимал и вдохновлялся и тем и другим, но они в его творчестве никогда не были приукрашены, дополнительно «ароматизированы». И их собственный яркий грим — цирковой, опереточный — не скрывал человеческих черт. Отдельной парижской страницей представлен здесь литографический цикл художника Elles («Они»): это женщины с улиц французской столицы в ситуациях, когда их не задевают ищущие мужские взгляды. Представители богемы мужского пола были тоже и друзьями, и натурщиками Тулуз-Лотрека. Поэт Аристид БРЮАН пережил художника на 20 с лишним лет, но останется в памяти именно благодаря портретам: в широкополой шляпе, сапогах, чёрной бархатной куртке и красном «ликующем» шарфе. Почти с каждым изображённым Тулуз-Лотреком персонажем наши музейщики разместили его фото в жизни, и у нас есть возможность оценить не только сходство, но и точность передачи сути характера в литографии.

Сегодня часто между искусством и развлечением поспешно и несправедливо ставят знак тождества. Анри Тулуз-Лотрек поступал иначе: превращал парижские развлечения в искусство — в своих рисунках, литографиях, живописи. Кстати, у него есть рисунок: молодая большеглазая женщина с лицом измученным, жалким протягивает прохожим лоток с нежными цветочками. «Купите мои прекрасные фиалки!» — назвал эту работу тулузский граф, парижский художник, монмартрский бродяга…