ПРЕССА

Еще не конец

05 июня 2013, Лилия МАЛЬГИНА, "Уральский рабочий"

Вначале было Слово. Вернее, Голос. Он разливал в свет и тьму нежные напевы — ему вторили стоны контрабаса. Голос находился где-то на границе рая и ада, а вокруг в хаотическом и гармоничном вихре взметались и падали частицы и атомы.

Без пола, без веса, без судьбы, они поддавались вибрациям музыки и соединялись в причудливые узоры и композиции…

«OPERAHOUSE» — под таким названием на новой сцене Театра музыкальной комедии в начале июня презентовали оригинальный проект танцевальной компании «Окоем» и камерного оркестра «Harmonia caelestis». Впервые спектакль увидели зимой 2012, на международном фестивале современного танца «На грани». Тогда представили лишь эскиз будущего творения, так называемый work in progress. А сейчас перед нами развернулась уже законченная, казалось бы, картина.

…В сценическом пространстве, выстроенном в лаконичной монохромности, всего три персонажа. Человек — солист Свердловской филармонии Алексей Петров. Судьба — дирижер оркестра Яна Анненкова. И — в исполнении танцовщиков и музыкантов — некие абстрактные, вездесущие Силы, влияющие на непростые взаимоотношения Человека и Фатума. Кто кем руководит? Кто кому подчиняется? В чем логика и цель существования в поделенном на черное и белое мире? Эти вопросы в ораториях Георга Фридриха Генделя на языке Гете и Ницше звучат из уст Человека. Будто инфернальный Фауст, он одиноко ищет ответы в законах Природы. Но есть ли гармония здесь — вот в чем риск изыскателя.

Соло баритона стихает, и на первый план выходит Музыка. Одетые в черно-белое музыканты играют сочинения композиторов эпохи барокко: итальянцев Стефано Ланди, Арканджелло Корелли и Антонио Вивальди; английского и немецкого гениев Генри Перселла и Иоганна Себастьяна Баха. Классические мелодии свежи и новы — но, даже безукоризненно исполненные струнно-духовым оркестром, не остаются в памяти надолго. Возможно, как раз из-за того что недостаточно известны. Может, из-за своей простоты. Скорей же всего, виной тому — танцовщики. Они пластичны, органичны и — к счастью или сожалению — самодостаточны. Как ни крути, когда на одной сцене сходится три разных вида искусства, удержать равновесие (и зрительское внимание) трудно.

В дословном переводе «OPERAHOUSE» звучит как дом оперы или оперный театр. Место, где дамы и кавалеры испокон веков собирались, чтобы полюбоваться друг на друга в позолоченные бинокли, посплетничать и — чуть прикоснуться к великому музыкально-драматическому искусству эпохи Возрождения. Это — в нарочитых позах и манерности исполнителей. В ином прочтении «opera house» — сочинение, рожденное в Хаосе. И — от легких движений рук на пол падают стулья…

— Нам близки оба варианта, — рассказывает режиссер-хореограф проекта, руководитель танцевальной компании «Окоём» Александр Гурвич. — Они дают возможность для интерпретаций так же, как пространство для творчества дает синтез современного танца и музыки эпохи барокко.

По словам Александра, рожденный в противовес принятым нормам contemporary dance гармонично ложится на экстравагантную музыку, существовавшую полтора столетия, но созвучную мышлению человека и XXI века. Гибкость и причудливость современного танца, уверен хореограф, родственна мелодике произведений, не имеющих, словно морская раковина, оси симметрии. Подобно перламутровым бусинам, танцевальные партии можно нанизывать в разном порядке. Разрозненность миниатюр все равно скрепляет единая линия Жизни как таковой. И голоса Человека и Судьбы, соединяясь в страстную балладу, уже созвучны жестким аккордам гитар и контрабаса. И когда басовые звуки струн постепенно стихают, зритель продолжает верить: и это еще не конец Истории.