НОВОСТИ
30 октября 2010

КОРОБОЧКЕ ОПЯТЬ ДВАДЦАТЬ ПЯТЬ!

Вчерашние «Мёртвые души» завершились нестандартно. После поклонов под «Вот до чего доводит Гоголь!» Губернатор с супругой объявили, что Настасья Петровна блистает в городе N ровно двадцать пять лет! В переводе это означало, что вчера, 29 октября, исполнилось ровно 25 лет с момента появления в нашем Театральном Доме Владимира Смолина - ныне народного артиста России, лауреата Премии «Золотая Маска», любимца публики и просто замечательного человека!

Зал, узнав эту замечательную новость, встал, приветствуя нашего юбиляра. А Коробочка радостно сняла парик и превратилась в народного артиста России. Преподнесли не только цветы, но и тортик с юбилейной цифрой! После официального поздравления на сцене, когда занавес закрылся, на «вдову» набросились с поцелуями и поздравлениями коллеги по сцене и закулисные работники театра.

Владимира Николаевича ждали не только поцелуйные поздравления, но и творческие. Трио прекрасных дам в лице Светланы Кочановой, Татьяны Мокроусовой и Марии Виненковой спели юбиляру на известный мотив лично сочинённые куплеты. Вот такие:

 

Как-то раз в театре,

В маленькоё гримёшке

Появился Вовка,

На плече - гармошка.

От его гармошки, девки,

На груди остался след -

И грудь болит двадцать пять лет!

 

Зачем ты, Вовка, нас свёл с ума?

Что с нами сделал ты?

Мы сами не свои -

Ах, Смолин, посмотри!

 

Вот воды дорожка,

Вьётся, как тропинка,

Видно, носит воду

Смолин по-старинке.

А вода-то не простая,

Зелье приворотно в ней -

Не пили мы воды вкусней!

 

(про воду - не просто так: Владимир Николаевич по доброте душевной обеспечивает коллег ключевой водой, и его нередко можно увидеть не только с гармошкой, но и с огромными бутылями с водой)

А закончим наш репортаж поздравлением, присланным из Челябинска драматургом Константином Рубинским, автором либретто «Мёртвых душ» и «Силиконовой дуры» (на мотив «Научи меня, война» из спектакля «Храни меня, любимая»)

Научи меня, Володь, ворожить,

Чтоб театром, как дыханием, жить,

А не выучу - прости всё равно,

Только Смолину такое дано!