НОВОСТИ
16 октября 2008

ИНТЕРВЬЮ С ПРИМАДОННОЙ

Венгерские мужчины смотрят на женщин, как на богинь!

 

н.а. России Надежда Басаргина

о «Марице», венграх и Юбилее музкомедии

 

В честь своего 75-летия Свердловский академический театр музыкальной комедии пошел на очередной, интернациональный, эксперимент: в финале юбилейных торжеств покажут одно из основополагающих произведений жанра - «Графиню Марицу», где роли второй, каскадной, пары на своем языке сыграют артисты из «колыбели оперетты» - солисты Будапештского театра оперетты Барбара Боди и Кароль Пеллер. «Марицу» в Екатеринбурге поставили в 2005 году, осуществив перенос спектакля Будапештского театра оперетты на екатеринбургскую сцену. А саму Графиню сыграет Надежда БАСАРГИНА - солистка театра музкомедии, народная артистка РФ - исполнительница ролей высокопоставленных особ: княгинь («Княгиня чардаша»), принцесс («Принцесса цирка») и императриц (Елизавета в «Екатерине Великой»).

- Перед постановкой мы уже имели представление о спектакле - смотрели видеозапись. Однако мы не ожидали, что перенос на нашу сцену будет настолько буквальным - до мизансцен. Спектакль, можно сказать, до миллиметра совпадает с первоисточником, а шаг вперед, шаг назад - караются. В этом и была для нас сложность, - наша режиссура, как правило, исходит из актерской индивидуальности. Но работать было интересно, прежде всего, потому что венгерские режиссер и балетмейстер передавали нам культуру и быт своего народа.

- Например?

- Скажем, мы привыкли к тому, что графиня - это непременно высокомерная дама. В спектакле же с ней обращаются достаточно фамильярно, шлепают ее по попе. К дворянским особам у них более простое отношение, и графиня - более человечная, чем принято играть в России, она женщина, которая хочет любить. Кроме того, впервые мы встретились с тем, что актрисе приходится носить на руках партнера. У нас принято наоборот!

- С венгерскими артистами вам уже доводилось работать?

- Мы их видели в концерте на нашей сцене, и мы так завидовали венгерским артисткам! Нас поразило отношение к ним их партнеров: они смотрят на женщин, как на богинь, - влюбленными глазами. У них, я считаю, выдающееся умение любить на сцене.

- Вы готовы к спектаклю с интернациональным вводом? Как вы собираетесь играть с говорящими на чужом языке партнерами?

- Я не представляю, как это будет! Конечно же, подобный опыт полезен каждому артисту, но я впервые сталкиваюсь с таким «интернационализмом». Я понимаю, в опере язык не имеет значения, - но в оперетте много текста, который несет большую смысловую нагрузку! Как это будет - не представляю.

- Венгерским языком за время постановки вы не овладели, хотя бы фрагментарно?

- Мне кажется, это вообще самый сложный язык. В спектакле у нас упоминается «Ченгерварская корчма», так на самом деле она должна быть «Ченгерварайяйская», - только это слово никто из нас произнести не смог. Режиссер сжалился, решил: «Ладно, пусть для вас она будет просто -ченгерварской».

- А к Кальману как вы относитесь?

- На мой вкус, конечно, король оперетты - это Оффенбах, а Кальман - на втором месте. У него сказочно красивая музыка, поэтому его так много и ставят в России, поэтому на него и приходит зритель.

- 75-летний юбилей театра для вас - этапное событие?

- Бодрит ожидание праздничных торжеств. К нам приезжают гости, к Гала-концерту мы готовим новые номера, сможем показать зрителю что-то новое. Приятно, что юбилейная афиша включает наши самые интересные спектакли прошлого сезона, к примеру, «Екатерину Великую», которой сезон завершился - на высокой ноте. Кроме того, готовится наш Гала-концерт - он же юбилейный вечер.

- Говорят, к юбилею каждому артисту театра, в зависимости от пола, пошили смокинг или коктейльное платье?

- Да, каждой актрисе - индивидуальный наряд. Какой у меня, я вам рассказывать не буду, чтобы сохранилась интрига. Чтобы зритель пришел - и ахнул, насколько артистки стали еще красивее. И еще талантливее!