ПРЕССА

Валентина Пимеенок

03 февраля 2007, Юлия Матафонова,

Замечательная комедийная актриса Валентина Михайловна Пимеенок (род. В 1922) - из поколения, опалённого Великой Отечественной войной. Её семья никак не была связана с театром. Отец работал на фабрике "Госзнак" в Ленинграде и после революции был переведён в Москву для организации там филиала предприятия. Да и сама Валентина поначалу пошла по совершенно другому пути - в 1941 году закончила военные курсы медсестёр, потом училась в Московском медицинском институте. Но любовь к театру сделала своё дело. Валентина поступила и в 1948 году окончила драматическое отделение Московского театрального училища. Работала сначала в Кемеровском, потом в Воронежском и Хабаровском театрах музыкальной комедии.

В Свердловском театре музыкальной комедии она с 1959 года, куда приехала вместе с мужем А.С. Закаткиным, эффектным актёром на амплуа основного героя (он умер в 1960-м году).

Комических старух и вообще так называемые возрастные роли она начала играть ещё в молодые годы. Играла броско, гротескно, словно писала крупными мазками масляной краской, и - ужасно смешно. Критика отмечала её удачу в роли Симонии из мюзикла "Купите пропуск в рай" Д. Модуньо: "Длинные загребущие руки, которые так и тянутся к чужому добру, постная физиономия с лицемерно опущенными долу глазками и мужеподобный голос - вот детали портрета настоятельницы монастыря, написанного в стиле новелл Боккаччо".

Яркими красками нарисованы актрисой Титовна в оперетте "Сто чертей и одна девушка" Т.Х ренникова, мисс Файнигел в "Семи пощёчинах" Д. Яноша, Чипа в "Разбойниках" Ж. Оффенбаха. Валентина Пимеенок не скупилась на создание уничтожающих характеристик. Тупой тёмной силой представала в её исполнении хлопотливая как бы не упустить своего!) боярыня Свиньина в "Табачном капитане" В. Щербачёва. А как смешна и страшновата была её "кариатида в шинели", длинная, нелепая "военизированная" командирша женского батальона Бочкарёва в "Белой ночи" Т. Хренникова (о последних днях самодержавия). И наоборот: её собственная природная доброта и чувство юмора определяли краски персонажей, ей симпатичных. "Второй план", и весьма привлекательный, ощущался в суровой на вил миссис Пирс из "Моей прекрасной леди" Ф. Лоу, которая явно сочувствовала попавшей в руки профессора Хиггинса бедной девчонке (уж она-то видела его насквозь!). Симпатичной нам становится сыгранная ею простая женщина - продавщица овощного магазина Катя, - неравнодушная, со щедро душой, готовая откликнуться на чужую беду ("Дарю тебе любовь" В. Гроховского). А сколько любви и мудрости было в её Эвриклее - хлопотливой старой няньке из "Пенелопы" А.Журбина - чуткой, неравнодушной, всё понимающей!

Кажется, что без этой Эвриклеи спектакль недосчитался многих, очень важных для него красок...