ПРЕССА

Сохранять старое и поддерживать новое

27 января 2010, Наталья Подкорытова, "Областная газета"

Сохранять старое и поддерживать новое намерен министр культуры и туризма Свердловской области Алексей Бадаев

 

Алексей Феликсович, на театре известно утверждение, что 19-й век был временем артистов, 20-й - режиссёров, а 21-й - век управленцев, менеджеров. Можно ли сказать, что сегодня в культуре не хватает мощного управленческого механизма?

Не хватает управленцев, которые, прежде всего, дают возможность художникам работать, творить. Здесь связь прямая. Пришёл хороший менеджер в Невьянский музей - и там появился ряд интересных проектов. Это даёт надежду, что будем дальше развивать его, теперь в связке с туризмом. Туризм - это привлечение денег, которые будут помогать развитию музеев, момент формирования привлекательного имиджа территории. Губернатором Свердловской области уже было отмечено, что у нас сформировался привлекательный имидж для бизнес-туризма, и сейчас задача - привлекать и иных туристов.

Познавательный туризм?

Да, я был на днях в частном Музее камня, откуда передо мной уехали два автобуса туристов из Ижевска, которые специально приезжали посмотреть этот уникальный музей. Такой туризм будет и интересен, и востребован.

У нас замечательные музеи с богатейшими фондами, театры с историей. Словом, нам есть что сохранять для потомков. Но в культуре должно появляться и что-то новое, чтобы было что сохранять потом. Вы сторонник какого подхода: сохранять или создавать?

Здесь не может быть "или-или". Наша задача - сохранить, что есть, и помочь новому. Замечательный Ирбитский музей может превратиться в архив, в собрание, которое видно небольшому количеству людей. Поэтому мы предложили ему ряд выставок по городам, необходимо завязываться с другими территориями. Явно нуждаются в реорганизации некоторые театры.

Соседняя Пермь сделала явную ставку на современное, актуальное искусство?

Пермь решила делать ставку на привозных людей, на некие "паровозики": Марат Гельман, Эдуард Бояков. Мне кажется, это не совсем то, что надо делать нам. Может быть, в Перми мало собственных творческих людей? Недаром у министра культуры Пермского края Бориса Мильграма конфликт с ведущим нашим писателем Алексеем Ивановым, который считает, что Мильграм хоронит культуру собственного края. Я уже думал, может, мы с Ивановым наладим совместные проекты, потому что его исторические книги связаны со всей территорией Урала, он выпускник УрГУ, первая публикация была в "Уральском следопыте".

Что касается Свердловской области, у нас большое количество талантливых людей. Конечно, есть давно сложившийся брэнд - Николай Коляда. Он именно театральный деятель, то есть и режиссёр, и директор, и актёр, и драматург, есть созданная им уральская школа драматургии, десять книг его учеников выпущено. В общем, Коляда - тот человек, которому мы будем стараться всячески помочь.

К сожалению, уехал Лев Шульман. Но в современной хореографии у нас есть замечательный коллектив Сергея Смирнова, есть Татьяна Баганова и театр "Провинциальные танцы", и мы постараемся решить все их проблемы. Что-то интересное пытается делать в кинематографе Саша Архипов. Людей и идей много. Меня закидали проектами, заявками, как только я пришёл. Ничего сразу отбрасывать не будем, будем смотреть и по возможности поддерживать то, что покажется наиболее интересным и талантливым.

Для вас лично где проходит водораздел между искусством и псевдо-искусством?

Граница довольно зыбкая. Тут каждый решает сам для себя. Если говорить о театре, с которым я больше знаком, то наиболее интересные события происходят у нас в музкомедии. По-моему, совершенно гениальный спектакль "Мёртвые души". Я не большой любитель жанра, и мне всегда казалось, что там присутствует некий ложный пафос, но в этом случае есть блестящая игра актёров, блистательный Женя Зайцев. Это пример подлинно интеллектуального театра. Спектакль предоставляет массу возможностей для игры ума, интересного пересечения подтекстов и ассоциаций. Рядом последняя премьера - "Тетка Чарли" - замечательный спектакль, направленный на массового зрителя. Он не может претендовать на фестивальный уровень, но нужно поддерживать и новаторство, и продукт для массовой публики, который будет привлекать в театр людей не совсем театральных.

Иногда кажется, что сегодня культура превратилась в зону расслабления. Немногое рассчитано на думающего, размышляющего зрителя...

Я и говорю о необходимости правильных пропорций. Есть спектакли зрелищные, мощные, которые обновляются, а есть экспериментальные, неожиданные. Балет на музыку Бюль-Бюль Оглы в Екатеринбургском государственном театре оперы и балета оказался экспериментом и любопытным, и зрелищным. А последняя премьера этого театра "Гензель и Гретель" - явный эксперимент, несмотря на то, что опера очень популярна за рубежом. Неизвестно, что получится, после премьеры судить сложно, но спектакль хочется увидеть ещё раз.

Самое главное - если не давать ничего просвещённой части зрителей, театралам, то постепенно будет происходить деградация. Известно, по социологии театра, что существуют три группы зрителей: продвинутые, менее продвинутые и совсем непродвинутые. Одна группа учится у другой. Быть театральным зрителем тоже нужно научиться. Чтобы зрителя вводить в этот театральный круг постепенно, за ручку, это нужно делать с детства. Какое-то поколение уже упущено. Поэтому нужно работать со взрослыми. Сложно ожидать от зрителя некоей просвещённости, если его не воспитывать в этом направлении. 

Кто для вас личность в искусстве?

В театральной среде для меня безусловный лидер Лев Додин. Очень интересные режиссёры Владимир Мирзоев, Кирилл Серебренников, который не боится делать разные спектакли. Его "Трёхгрошовая опера" - гениальный спектакль: смотрел четыре часа с ощущением непрекращающегося удовольствия. А есть у него спектакли, с которых хочется уйти, например, "Женитьба Фигаро". Но "Человек-подушка", "Пластилин", "Мещане" у меня вызывают огромное уважение. В театре, наверное, эти люди. Да всех тут и не перечислить?

У вас есть какие-то предпочтения, кроме театра? Если не театр, то что?

Театр - основное, безусловно. Если не он, то литература. Алексей Иванов - замечательный писатель, Захар Прилепин мне очень нравится. У нас была возможность пообщаться в Москве - крайне интересная личность. Он заканчивает книгу для серии "ЖЗЛ" - биографию Леонида Леонова. Странный выстрел в ином направлении.

Музыка?

У меня достаточно большая коллекция очень разной музыки. Сказать, что являюсь большим поклонником музыки классической, не могу. Я постепенно пытаюсь себя воспитывать в этом направлении. В основном слушаю джаз и рок, западный и наш, в большом количестве. Вообще без музыки я не живу никогда и стараюсь отслеживать все новинки.

Что не смотрите никогда по телевизору?

Я вообще смотрю его крайне редко и только новости. Заранее на неделю программирую записи с канала "Культура": какие-то передачи и спектакли записываю, потом сбрасываю на диски, не всегда даже успеваю посмотреть. Для меня передачи по телевизору - это потеря времени. Кино тоже на дисках покупаю, дома поздним вечером смотрю их без рекламы.

Что было между школой и креслом министра культуры?

После школы я поступил на филфак УрГУ. Поступая, уже думал о театре. Учителем в школе быть не собирался, надеялся к театру подойти через филологию. Первую курсовую я написал на втором курсе у Валерия Павермана о "Гамлете" и его интерпретациях. В университете же встретился с Юрием Казариным, с которым сошлись по-человечески и научно. Мне была очень интересна деятельность футуристов, как они изображали свои стихи, как они рисовали. Он предложил сделать это темой кандидатской диссертации, которую я защитил, уже работая в театральном институте.

После университета, который окончил в 1995 году, преподавал в пединституте, что было не очень интересно, хотя я с благодарностью вспоминаю это время, коллег и студентов. Наверное, я был не лучшим педагогом, скажем так, тогда. А через год, с 1996-го, стал преподавать в Екатеринбургском театральном институте и бросать это не собираюсь.