ПРЕССА

Соединили несоединимое

23 октября 2008, Кася Попова, "Российская газета"

Представители театров оперетты России и ближнего зарубежья, Австрии, Венгрии, Германии, Франции прибывают в Екатеринбург, чтобы отдать дань уважения Свердловской музкомедии, отмечающей в эти дни 75-летний юбилей.

 

Корреспондент "РГ" говорит с художественным руководителем театра народным артистом России Кириллом Стрежневым.

 

Российская газета: Музком три четверти века прожил под руководством всего трех художественных руководителей. В чем причина такого постоянства?

 

Кирилл Стрежнев: Это абсолютно уникальная ситуация, связанная с преемственностью поколений. Причина в одном: люди, которые руководили этим домом, относились к жизни философски, не революционно, а эволюционно. Потому что, когда Курочкин пришел за Кугушевым, он ничего не разрушил из того, что создавал Кугушев, а вывел театр на новый виток. То же самое постарался сделать и я, придя в театр вслед за Курочкиным в 1986 году. И поверьте: не было разрушено ничего! Просто настали новые времена, и те большие артисты, которые мне достались, перешли на другой репертуар, другую эстетику.

 

РГ: Так Вы за эволюцию?

 

Стрежнев: Да, революции - вообще деструктивный способ существования. В политике - это кровь, а в искусстве ломаются человеческие жизни. За 20 с лишним лет работы в театре я сознательно не уволил ни одного артиста. Артист - товар штучный, его надо понимать и прощать, ему нельзя мстить. Конечно, есть административные меры воздействия, но если артист уже получил наказание, то не нужно на нем ставить крест, нужно работать дальше.

 

Бережное отношение к артисту - это завет Владимира Акимовича Курочкина, который бесконечно повторял, что артиста нужно любить. Сам он - актер по первой профессии, поэтому прекрасно знал перипетии этой профессии. Я же воспринял его завет постольку, поскольку сам из театральной семьи. Мои родители были актерами, я родился в театральном общежитии, вырос в Мариинском театре? И я отношусь к профессии соответственно, ведь актер зависит ото всех - от постановочной группы, режиссера, дирижера, художника, но в итоге никто из вышеперечисленных на сцену не выходит. Это делает актер, ему и отчитываться. Именно он защищает честь театра.

 

РГ: 75 лет театру - это солидная дата?

 

Стрежнев: Дело не в годах. Это три эпохи театра. И каждая создала свою команду артистов. Сегодня в театре появилась новая команда - как мы их называем, "молодняк".

 

Благодаря приходу нового директора Михаила Сафронова театр вышел на новый виток. Наш репертуарный театр превратился в холдинг. У нас два балета: большой балет, как мы говорим, и эксцентрик-балет Сергея Смирнова. Два оркестра: большой оркестр и ансамбль "Изумруд". Еще есть детская студия, JAM-студия Елены Захаровой... И нам уже, знаете ли, тесно от такого количества сосуществующих коллективов. Но зато у меня появилась возможность сопоставить в одном спектакле разные коллективы. В "Женихах" оркестр работает с ансамблем "Изумруд", в "Ночи открытых дверей" - большой балет с "Эксцентрик-балетом".

 

Такой микс - знак времени. Это то, что родилось в XX веке. Именно прошлый век подарил нам синтез различных жанров. К примеру, сегодня существует симфоджаз. Так и мы соединяем, казалось бы, несоединимое. И это удивляет публику. А меня радует.

 

В последние годы в театр пришло новое поколение артистов с новой эстетикой. Это не означает, что биографии опытных артистов зачеркнуты. Ребята заняли нишу мюзикла и делают это блистательно. И в этих же мюзиклах играют артисты старшего и среднего поколения - между ними нет никакой непреодолимой перегородки. Весь вопрос в том, чтобы привести их к единой эстетике.

 

РГ: Причины успеха театра, его стабильных побед - признаки мастерства?

 

Стрежнев: Я называю наше учреждение культуры не театром, а домом. И как в каждом доме у нас есть и дети, и мамы-папы, и бабушки-дедушки. И главное - сбалансировать поколения, мастеров и "молодняк", то есть не потерять прошлое, но в то же время стремиться в будущее - в эксперимент.

 

Этот баланс удержать очень сложно. Последний сезон мы накренились к "молодняку", в сторону мюзикла. В следующем сезоне задумали сделать крен к оперетте. Венгры будут ставить у нас "Цыганскую любовь", французы - "Прекрасную Елену", а между ними я поставлю "Белую гвардию". Это принципиально, потому что труппа - одна семья, и изгоев в ней быть не должно.