ПРЕССА

Show must go on?..

17 декабря 2012, Мария Милова, "Культура Урала"

Вот уже несколько лет «заморское детище» – мюзикл — с переменным успехом пытаются прописать на сценах российских театров. Клонированные Бродвейские постановки шумно врываются в наше театральное пространство, но потом бесславно покидают его. Не примерять на себя американский «second hand», а создавать свой авторский российский мюзикл и открывать новых авторов предлагает главный режиссер Свердловской музкомедии Кирилл Стрежнев. В этом он видит путь развития музыкального театра. Спектакли созданные «особым способом» принесли и режиссеру Стрежневу, и театру не одну «Золотую Маску». «Ночь открытых дверей», «Храни меня, любимая», «Силиконовая дура», «Мертвые души» и предстоящая премьера музыкальной драмы «Белая гвардия» - во всех этих постановках один принцип: театр – не интерпретатор какого-либо произведения, он находится в тесном контакте с авторами, и спектакль рождается для конкретного театра и его возможностей.

Нью-Йорк – город, который известен на весь мир своей насыщенной театральной жизнью. Театр здесь – особый вид искусства и отношение к нему тоже особенное. На Манхэттене вы сможете для себя найти спектакль и для ума, и для сердца, и для настроения.

Пересечение всей театральной жизни Нью-Йорка, конечно же, Бродвей. В привилегированном положении находится жанр, который, собственно, и родился здесь – мюзикл. Наверное, поэтому американцы так берегут и развивают его, как англичане ухаживают за своим газоном. Именно известные на весь мир мюзиклы так притягивают нас к Бродвею. Не название театра, не актеры, не композиторы и не режиссеры, а только названия мюзиклов – «Король Лев», «Призрак оперы», «Чикаго»…. Можно сказать, что на Бродвее царит культ одного спектакля, который интересен пока он в «топе», пока приносит деньги. «Show must go on» вечно, а для этого необходимо держать в запасе пару десятков новых интересных названий. Чтобы не заросла народная тропа на Бродвей, американцы создали целый фестиваль новых мюзиклов, на котором побывали режиссер Кирилл Стрежнев и композитор Александр Пантыкин.

 

Вечный круговорот Бродвейского успеха необходимо каким-то образом поддерживать. Как это удается американцам?

Это моя седьмая поездка в Нью-Йорк, и, по моему глубокому убеждению, сегодня на Бродвее репертуарный кризис, который не могут не замечать сами американцы. Мне кажется, что кризис связан с тем, что с Бродвея ушли европейцы. Я имею виду Эндрю Ллойда Уэббера и Клода-Мишеля Шонберга. Эти композиторы долгое время держали Бродвей на плаву своими «Cats», «Phantom of the Opera», «Les Miserables», «Starlight Express», «Miss Saigon»…Это хиты, которые шли долгое время с огромным успехом. Титаны ушли, а на смену с американской стороны никто не явился. Сегодня на Бродвее идет два произведения Элтона Джона, однако он, в отличие от Шенберга и Уэббера, прекрасный композитор песенник, но он не владеет искусством создания оперной партитуры, поэтому спектакли хороши, но и только. Репертуарный голод заставляет продюсеров обращаться к «золотому» периоду Бродвея, именно поэтому сегодня такое количество римейков. В следующем году заявлена премьера «Скрипач на крыше». Точно не знаю, будет ли это римейк в чистом виде или новая версия. Безусловно, американские деятели ощущают нехватку свежих драматургических и музыкальных идей. И поэтому фестиваль, на котором мне удалось побывать второй год подряд - «Festival of new musicals» призван открывать новые имена и дарить свежие идеи.

А что это за антикризисный фестиваль?

«Festival of new musicals» - фестиваль новых, не поставленных произведений в жанре мюзикл. На два дня в октябре в Нью-Йорк съезжаются авторы из разных штатов. Цель – поиск новых произведений для различных театров Америки. Конечно же, в данном проекте у Бродвея свой большой интерес. Фестиваль проводится ежегодно. В этом году уже в 24-й раз. Его организатор - National Alliance for Musical Theatre (NAMT). С 2010 году наш театр, единственный из российских театров, входит в Альянс музыкальных театров. Благодаря этому для нас открылось много интересной и полезной информации, которую можно перенести на российскую почву. В прошлом году я съездит на «разведку» и поделился со своей идеей проведения подобного фестиваля у нас с директором театра Михаилом Сафроновым. Он меня поддержал. В этом году у меня была задача познакомиться с руководством и набрать максимум информации. Организаторы Нью-йоркского фестиваля к нашей идее отнеслись с восторгом. Фестиваль новых мюзиклов будет включен в юбилейную программу Свердловской музкомедии в ноябре 2013 года. И проводить его будем мы.

Как работает этот фестиваль?

Все показы проходят в огромном здании на 5 сцен. На фестиваль съезжаются со всей Америки режиссеры, продюсеры, дирижеры. На самом деле, это не столько фестиваль, сколько ярмарка, потому что после каждого показа нового произведения тут же, в кулуарах, образуется возможность напрямую пообщаться с авторами и заключить договор. Ажиотаж огромный. В этом году было что-то особенное. Многим не хватило мест.

Экспертный совет, в который входят критики, режиссеры, авторы, композиторы из разных штатов, рассматривает заявки авторов новых произведений, которые приходят со всей Америки. И в результате для презентации в фестивале выбирают 8. Следующий шаг. Нанимаются профессиональные артисты и музыканты, которые знакомятся с материалом, а потом представляют его на фестивале. За 45 минут необходимо представить дайджест будущего произведения, чтобы все поняли, что из себя представляют музыка и сюжет. Главная задача - соблазнить продюсера.

В чем, например, у нас ущербность таких показов. К роялю садится композитор, сам играет, сам поет. Как правило, не все композиторы обладают приятным голосом, ну и актерским талантом в том числе. А здесь все делают профессионалы. Кстати, призовые деньги для восьми отобранных участников весьма условные и больше походят на суточные – всего 500 долларов. Самый большой бонус – постановка на Бродвее или в любом театре штата.

И тем не менее, на Бродвее кризис. Несмотря на то, что 24 года существует такая «подушка» безопасности. Что же делают они?

Кстати, этот фестиваль подарил Бродвею немало знаменитых мюзиклов. Но, видимо, этого не достаточно. Нужна новая, свежая кровь. Американцы, тоже это понимают, поэтому в прошлом году в NAMTе организован международный отдел. Сегодня ведутся международные контакты с Данией, Великобританией, Швецией, Россией (в нашем лице). Организаторы фестиваля очень заинтересованы, чтобы композиторы, либреттисты, все мировые творческие идеи были представлены у них, на «Festival of new musicals». Они вовремя поняли, что не стоит закрывается на талантах только Америки, нужно расширять свои границы с максимальной пользой для себя.

А что же нужно делать нам?

Не изобретать велосипед, а взять целиком эту модель американского фестиваля с поправкой на себя и внедрять. За два месяца до ноября 2013 года, театр должны получить ноты от авторов и раздать артистам, студентам театрального института. Ничего учить не нужно, все поется по нотам, плюс 2-3 дня репетиции, этого достаточно для презентации. Для начала отобрать не 8 произведений, а 5-6.

Вы думаете, мы наберем?

Да. Пишется очень много. Но пишется либо в стол, либо авторы носятся по театрам, и не знают кому предложить.

Но эти произведения устаревают. Не будет ли это у нас не совсем «свежий» товар?

Нет, не думаю. Нужно рисковать, пробовать. Все говорят, давайте работать с современными авторами, но рисковать никто не хочет. Мы же буксуем на месте, так мы потеряем квалификацию и зрителя. Есть же одаренные люди, но пока мало кто с ними работает.

На Бродвее работают с современными авторами, а ситуация все равно кризисная. Вам не кажется, что это общая проблема?

В стране – может быть. Наш театр пытается вырулить из этой ситуации путем создания новых спектаклей, а не путем римейков. Там тоже не все так просто. Обыватель ходит на Бродвей, а элита – на off и off-off Бродвей. Я посмотрел на off-Бродвее – спектакль «Fantastics». Это фантастика, он идет 50 (!) лет. Каждый день. В этом мюзикле сменилось 10 поколений артистов. Уникальный спектакль, с изумительной музыкой, прекрасным европейским сюжетом, с потрясающей актерской игрой. Камерный маленький зал на 100 мест. Актеры практически работают у тебя «на носу». Но актерская техника, юмор, вокал – потрясающе. Вся элита ходит туда. А те, кто приезжают из Нью-Джерси, идут на Бродвей, на «Эвиту».

А Вы разве не сходили на Бродвей на «Эвиту»?

Туда я хожу, чтобы посмотреть как это сделано. Нам с Сашей Пантыкиным не удалось попасть на мюзикл «Король Лев», и мы пошли на «Эвиту». Ушли после первого акта. Я был жутко возмущен. Меня всю дорогу Пантыкин успокаивал. В этом спектакле совпало все - плохой вокал, плохая актерская игра, плохая сценография, плохая режиссура. Но аншлаг и все радуются. Даже музыка Уэббера не примирила меня с этим ужасом. Но это было единственное разочарование. В прошлом году было хуже, я ушел с трех из четырех спектаклей.

Какие для вас три главные вещи, которые вы делаете в Нью-Йорке?

Первое - обязательно прихожу к своему первому отелю «Эдисон» и вспоминаю свой первый приезд в Нью-Йорк в 1989 году. Второе - обязательно иду на Бродвей смотреть мюзиклы. С третьим, у меня до сих пор не получается. Мечта, которая пока не сбывается, - побывать в нижнем Манхеттене с видом на статую Свободы возле Гудзона. Это далеко, поэтому времени всегда не хватает. Место, где люблю бывать – порт Нью-Йорка. Там много чаек. В последний раз, когда туда приехал, обнаружил у себя в кармане сушки, сохранились еще из России. Стал кормить птиц. Чайки слетелись. Одна села прямо на руку. Солнце, океан и чайки…