ПРЕССА

Пантыкин здесь, Пантыкин там...

16 мая 2003, Марина Романова, "Эксперт-Урал"

Говорят, кабинет отражает характер хозяина. Пока Александр Пантыкин задерживается в "пробках", я осматриваюсь. Немало любопытных мелочей художественного свойства (другими словами - неясного назначения). Кусок металлического галстука, например. Несколько грудастых скульптурок. Большое гипсовое ухо: имеющий уши да услышит? Случайные, казалось бы, детали создают стиль, стильность. Ненавязчивый эпатаж во всем. В качестве антиквариата - старая мебель, портрет композитора в духе соцреализма, пишущая машинка в чехле. Зачем? Исключительно для антуража: хозяин, само собой, пользуется ноутбуком. Причем прибегает к его помощи, даже отвечая на вопросы. Понятно, без подсказки компьютера не обойтись: все, что одновременно находится в производстве у этого человека, запомнить невозможно. Это можно только одновременно делать.

У Пантыкина все концептуально: и кабинет, и портрет, и лозунг на портрете "Музыку сочиняет народ, а мы, композиторы, ее только аранжируем."

Вот сокращенный (чтобы не наскучить читателю) перечень того, чем сейчас занят самый востребованный композитор Свердловской области, а может, и всего Уральского региона. Основное - музыка к сериалу "Участок", который снимается на Мосфильме для ОРТ. Еще два фильма: Ольги Перуновской "Четвертое желание" и Дмитрия Астрахана "Темная ночь". Анимационная лента Алексея Караева . Из спектаклей приступил к музыкальному оформлению "Дяди Вани" для казанского ТЮЗа, "Бременских музыкантов" для челябинского театра, "Варшавской мелодии" для екатеринбургского камерного. Дописывает концерт для фортепиано с оркестром на темы "Beatles" для филармонии. Выступает продюсером проектов "Tom Cat" и "Ваул-а-Ваул" (Ваула - бог кузнецов), "Автобус" и "Физтеховские песни". Работает с группой "Поезд Куданибудь", существующей при его студии. Трудится над балетом "Игроки" по Гоголю. Это уже ни для кого пока, только для себя.

В списке - весь Пантыкин. Его фантастическая продуктивность. Его всеохватность. На 99% работа на заказ и обязательно один процент - для себя. Его системность, наконец: этот список еще надо составить. Все вместе - его собственный "Пантыкин-стиль".

 

Я памятник себе...

- Александр, назовите несколько имен самых значимых, на ваш взгляд, свердловских композиторов.

- Евгений Родыгин. Вадим Биберган. Владимир Кобекин. Вячеслав Бутусов.

- А Пантыкин?

- Я называю помимо себя, конечно. Знают-то одного - Пантыкина.

- Вот об этом и хотела с вами поговорить. Хороших композиторов у нас немало, почему на слуху один?

- Во-первых, я беру валом: столько всего уже сделано в разных областях. Причем часть - телевизионные фильмы, которые по природе своей обладают колоссальной промоушн-силой. Во-вторых, лет десять я целенаправленно занимаюсь раскруткой имени. По сути, занимался этим всегда. Мое внутреннее кредо - не работать в стол. Я пишу музыку, а значит, рассчитываю на то, чтобы ее слушали, по крайней мере, слышали. До сих пор храню несколько толстых бухгалтерских книг, где вел тщательный учет адресов, по которым рассылались кассеты группы "Урфин Джюс". За свой счет - и это был вклад в будущее. Благодаря этому меня узнали в киношных и театральных кругах. С 1994 года я занялся промоушн-деятельностью профессионально, создал музыкально-информационное агентство "TUTTI".

- Это уже другая грань вашей деятельности.

- Та же самая. Нужно знать культурную ситуацию в стране, чтобы вовремя сориентироваться. Личное агентство снабжает меня информацией, а сегодня это самое важное. Кроме того, что "TUTTI" играет не последнюю роль в культурной среде города само по себе, оно по-прежнему активно занимается пропагандой моего имени и делает это весьма квалифицированно, выдерживая стиль.

- Брэнд "дедушка уральского рока" - тоже продукт его производства?

- Конечно. Это был совершенно осознанный, продуманный шаг, который много добавил моей популярности. Уральский рок - явление общепризнанное, а я - общепризнанный его "дедушка". Прозвание не на пустом месте сформировано. Я действительно продюсировал в свое время альбомы "Наутилуса Помпилиуса", "Агаты Кристи", "Насти" и сейчас помогаю молодым. Отцом, лидером не назвался, дедушкой же - в самый раз.

Несколько раз для этого же мы запускали "утку": первоапрельские шутки. Год назад я "разводил мосты", якобы участвовал в конкурсе гимнов Санкт-Петербурга в честь его юбилея. Поверили даже питерцы. Нынешней весной "написал биографическую книгу".

- Я как раз собиралась расспросить вас об этой книге...

- Многие поверили. Придется теперь писать.

- А как написалась первая музыка? Как вы стали композитором?

- Я с детства играл на фортепиано, был лауреатом конкурса пианистов среди учащихся. Когда много занимаешься на инструменте, вольно или невольно начинаешь импровизировать. Первая моя пьеса была "Море" - сплошные разливы. В 12 лет написал музыку к спектаклю "Теремок", потом - к "Маленьким трагедиям". Однако собственные композиторские способности я воспринимал достаточно скромно, не чувствовал "божественной отметины". Сдвиги в сознании стали происходить во время поездок с рок-группой, под воздействием большого объема работы. Играли по 12 часов, и я стал "засыпать", так я называю странное состояние, в котором слышу музыку. Потом требовалось технически обработать то, что услышал. Встал вопрос о профессии. Я пошел в консерваторию.

- Можно ли писать качественную музыку без композиторского образования?

- Только некоторую. Например, джазовые импровизации. А вот сочинить хорошую песню не всякий профессиональный композитор способен, профессия такая есть - сонрайтер. Гениальный сонрайтер - Евгений Родыгин . Я же занимаюсь самой сложной деятельностью - работой на заказ, здесь без системных знаний и владения технологией не обойтись.

 

Не продается вдохновенье. Но можно...

- Александр, несколько лет назад, когда еще не было принято решение оставить прежнюю музыку, вы участвовали в конкурсе на создание нового гимна России. Недавно завершили работу над гимном для партии "Единая Россия". Вам так хотелось написать гимн?

- Существует иллюзия, что гимн написать легко. На самом деле это особая область музицирования, требующая специальной подготовки. Я изучал гимны, петровские канты. Работу над гимном "Единой России" начал еще в декабре 2001 года. Требовалось понять основную идею партии, найти для нее подходящие выразительные средства. Идея объединения людей и мне близка: не люблю, когда ссорятся, ругаются, лучше жить в мире и понимании.

- То есть не для любой партии вы готовы создать гимн? Для коммунистической, например?

- Для компартии не стал бы писать, мне это не интересно. Ну, может, за очень большие деньги. Хотя как профессионал я должен выполнять любой заказ.

- Вдохновение и заказ, вдохновение и вал не противоречат друг другу?

- Нет, наоборот, чем жестче рамки - временные, тематические, тем интенсивнее голова работает. Действующий творческий человек должен постоянно чем-то удивлять, выдумывать новое, отвергать собственные штампы. Большая отдача энергии поддерживает постоянно высокий энергетический уровень.

- Александр, работая для театров, вы в основном интерпретируете уже существующую, известную музыку, а не придумываете свою. На премьере спектакля "Тартарен из Тараскона" довелось услышать в зале скептическое: "И где же тут Пантыкин?". В чем заключается соавторство с великими?

- Недавно я завершил работу над музыкальным оформлением спектакля "Облом-off". Задача была - адаптировать известную музыку Беллини к конкретной постановке. Требовалась Каста Дива, которую можно сыграть на баяне или балалайке, спеть в качестве колыбельной. В общем, русская народная Каста Дива. И я ее создал. Аранжировка - это изменение стиля. Стильность музыкального оформления - чрезвычайно важная вещь.

- Ваше общение с современными композиторами, похоже, не столь безоблачно. Во время учебы в консерватории вы были известны больше, чем некоторые педагоги. Много лет входя в творческие союзы кинематографистов и театральных деятелей, лишь недавно стали членом союза композиторов. Почему?

- Союз композиторов пока однобок. В нем представлены по большей части классические, академические композиторы, он как бы не замечает пласт рок-музыки, песенной культуры. Для чего мне нужно членство в союзе? Сказывается привычка все доводить до логического завершения. Я прежде всего композитор, а не кинематографист. Кстати, я учился на физтехе, когда понял, что мое дело - музыка, но протрубил на нем еще три года лишь потому, что не люблю незаконченных дел. И был прав: техническое образование дало умение мыслить и систематизировать деятельность. А это очень важно для композитора.

- Можно сказать, вы создали собственную музыкальную систему, в которую входит и информационное агентство, и выпускающая студия "ET-Records", и рок-группа, и сам композитор. Что из этих составляющих приносит наибольший доход?

- Агентство убыточно, выпускающая фирма малорентабельна. Однако они работают на главное - увеличение заказов, что и является основным источником существования музыканта. Сегодня деятель культуры способен заработать на жизнь непосредственно своим творчеством. Требовать денег от государства, от спонсоров - неправильная постановка вопроса. Далеко не все проблемы, связанные с жизнедеятельностью культуры, можно решить денежными средствами. Я уверен, нужно искать иные механизмы, разрабатывать новые технологии взаимоотношений творцов и потребителей.

 

P.S. Недавно Александр Пантыкин предложил органам власти Свердловской области собственную программу государственного развития культуры и искусства. Среди необходимых мер он называет акционирование учреждений культуры, создание института продюсерства, разработку механизма поддержки финансово-промышленными структурами. Подробнее взгляды композитора, а также других деятелей искусства и представителей власти на реформирование культуры мы представим в одном из ближайших номеров журнала.