ПРЕССА

Лайт-опера "Мёртвые души" на фестивале "Золотая Маска"

11 апреля 2011, Телеканал "Культура"

Фантасмагория, интеллектуальная мистификация, авантюрная комедия с головокружительными поворотами и почти детективной интригой - на таком определении настаивают авторы спектакля "Мертвые души". Для постижения необъятного и сложного мира гоголевских героев в екатеринбургском театре музкомедии выбрали "лёгкий жанр". В итоге - постановка, выстроенная не на одном произведении классика, претендует на семь "Золотых Масок". Рассказывают "Новости культуры".

 

Что будет, если в одном спектакле смешать Гоголя философского и комического, лихо закрутить привычных персонажей классика в детективном сюжете, сдобрить все это музыкой, танцем, драмой? Получится музыкальная комедия, гоголь-моголь в 2-х актах. Игровая фамилия классика оказалась кстати.

"Я назвал это лайт-оперой, потому что здесь нет страшных заумных, сложных построений, авангардных звучаний, этого ничего нет, она очень съедобна, обращена к самым широким слоям публики", - рассказывает композитор Александр Пантыкин.

 

Александр Пантыкин не только сочинил музыку, но и придумал новый сюжет. А дальше - полтора года работы в Театре музкомедии Екатеринбурга, причем по собственному авторскому рецепту художественного руководителя Кирилла Стрежнева. Все этапы работы - всегда вместе - режиссер, композитор, драматург, художник, актеры, - в спорах и поисках. Стрежнев уверен, именно в таком соавторстве - секрет успеха его театра. У него даже нет второго состава артистов. У каждого - персональная ответственность. Рецепт, похоже, беспроигрышный - на "Золотую маску" номинированы все соавторы этого необычного спектакля.

 

"Зритель менее высокого интеллектуального уровня, принимает сюжет, который не плох. Интеллектуалы принимают философия и аллюзии, этот микс, который пронизывает весь спектакль", - рассказывает Стрежнев.

Все известные персонажи на местах, но их не узнать. Чичиков путешествует по следам Хлестакова. Сталкивается с героями Гоголя из разных произведений. Но цели - все те же, только цинизма больше. В исполнении Евгения Зайцева Чичиков неприлично молод и обаятелен, полон амбициозных планов.

"Мой Чичиков - это больше собирательный образ, - рассказывает актер. - Так как он молодой, это может быть и Остап Бендер, и Кречинский, и Хлестаков. Я все еще нахожусь в поиске, и каждый раз нахожу какие-то маленькие чертинки".

Одна из трех номинантов на главную женскую роль - Мария Виненкова - Лизанька, губернаторская дочка. У Гоголя она лишь златокудрое видение Чичикова. В спектакле - она один из главных двигателей интриги.

"Заканчивается все тем, что она обула всю губернию, и смотала с кучей денег, с кучей впечатлений вместе с Чичиковым - покорять Россию своими похождениями бандитскими, - рассказывает актриса. - Ну, я вам все раскрыла, что играть теперь".

Костюмы для столь разнопланового спектакля - огромное поле для фантазии. Художник Сергей Александров создал настоящие ребусы. Разгадав их, внимательный зритель гораздо глубже проникнет в философию спектакля. Настоящие мертвые души - чиновники. На ногах у них вместо ботинок - копыта. Шикарные кринолины на дамах - безупречны только с фасада. Стоит им повернуться, сразу же обнаруживается истинное содержание.

По словам художника, "соединение абсолютно несоединимых тканей, и есть тлен. Фасад прекрасен, а повернешься сзади - уже все облезло".

Город N снова облапошен. Чичиков движется по просторам России навстречу новым авантюрам. И никакой - даже самый легкий жанр - не отменяет вечного гоголевского вопроса. Правда, звучит он чуть иначе: куда несемся мы?