ПРЕССА

БЕРНАРДА АЛЬБА: ДО СВИДАНИЯ, МАМА!

14 марта 2016, Надежда Маркова, Портал "Субкультура"
Если не сорвать плод в момент, когда тот уже вобрал в себя все нужные соки, то он лопнет. Если вовремя не снять со стены ружье, то оно выстрелит в самый неудобный час. Если в холода не убрать со своего участка гололед, уповая на весну, то он перебьет тебе хребет. Если сваливать все скелеты в шкаф, то в один прекрасный момент они обязательно устроят макабрический перепляс, весело побрякивая косточкой о косточку соседа. Но в темном царстве Донны Альбы, которое населил музыкой и текстами композитор Майкл Джон Лакьюза, а выстроили на сцене Свердловского театра музыкальной комедии режиссер Алексей Франдетти, художник-постановщик Тимофей Рябушинский, дирижер Антон Ледовский, все хорошо. Спокойно, благопристойно, тихо, прекрасно. Просто здесь, как сказал бы Теннесси Уильямс, все постоянно врут и дохнут, забота подменена абсурдным автоматизмом, мнение общества стоит во главе угла, а лучший мужчина - мертвый мужчина. В июне 1936 года испанец Федерико Гарсиа Лорка представляет узкому кругу лиц свою последнюю законченную пьесу, имеющую подзаголовок "драма из жизни женщин в испанских селениях", в центре которой находится история об овдовевшей матери пяти дочерей, устроившей им настоящий домашний ад, где тюрьма показалась бы праздником. Кто-то усмотрел в тексте, в основе которого лежат реальные события, предзнаменование политического переворота в стране, кто-то приметил излишнюю загадочность и кровавость, кто-то почувствовал, что поэт этой пьесой сам предсказывает себе скорую смерть. "Дом Бернарды Альбы" воспринимается с восторгом, бурно и жарко обсуждается, ей сулят счастливую сценическую судьбу. В этом же году андалузский Орфей будет расстрелян вихрем этой самой Гражданской войны, оставив после себя многочисленные сборники стихотворений, десяток пьес, музыкальные произведения, сотни статей, заметок, текстов разных авторов, пытающихся разобраться в причинах, последствиях, обстоятельствах его гибели. Не то рок, не то война, не то тирания, не то талант, не то случайность - история до сих пор умалчивает. Подобный туман недосказанности стелется и над подробностями жизни семьи Альбы. Двойственность существования этого дома проявляется буквально во всем. Вместо занавеса - полупрозрачное полотно, вместо увертюры - дроби каблуков, вместо Испании - пространство вне времени и места, вместо яблока раздора - жених старшей из сестер, вместо крепости - крепкая, но неустойчивая коробка, по которой разгуливают сплетни. С сегодняшнего дня по отцу начинаются восемь лет траура, во время которого никакого смеха, никаких песен, никакой любви, никакой свободы. Только хождение по струнке, только смирение плоти, только уничтожающая все ненависть. От звонка до звонка. Франдетти и Рябушинский помещают жильцов не то в клетку из подвижных прутьев, не то в сарай из досок с прострелами, не то в гроб, из которого уже нет обратной дороги. С помощью швейных машинок, редкого высовывания из окон, гремящих жестяных тарелок и стульев отсюда точно не выбраться. В этом шатком непроветриваемом помещении, где сладковато пахнет смертью, прописана не семья, а клубок змей, самое большое счастье - несчастье сестры, практически все танцы (хореограф - Ирина Кашуба) начинаются из центра, встречают на пути видимые и невидимые преграды, происходят группой, стаей, вместе. Доньи, напоминающие ворон, в юбках, с одинаковыми черными каре, в громкокаблучных туфлях, ловко выстреливают руками, держат ногами сложные ритмы, осваивают элементы фламенко, не уходят в общий эмоциональный залив, удерживая свои персональные обстоятельства жизни, свои характеры, свои цели, свои мысли, свое видение свободы, свою готовность на подлость, свои мечты, которые все равно обречены на гибель. Скупая сценография буквально забрызгивается внутренними страстями, пронизана желаниями, утопает в сексуальной энергетике молодых, готовых, жаждущих познаний самок, которые не хотят чахнуть в суровых застенках. У мамы мораль, правила, запреты, законы, но девочки созрели. Музыка американца Майкла Джона Лакьюзы, созданная в 2006-м году, не просто сложна, причудлива, непривычна, разнообразна. Она еще и не очень знакома русскому уху. Екатеринбургская премьера - первая постановка этого мюзикла в России, бродвейские и офф-бродвейские работы автора не привозились к нам на гастроли, мало кто знаком с ранними произведениями композитора. В его музыкальном лабиринте арфа соседствует с гитарой, клавиши переключаются на стук каблуков, ударные переходят в звуки флейт, разноритмичность, богатая мелизматика, сложноорганизованность кружат голову. Концы фраз то заканчиваются подвизгиванием, то уходят на пиано, тишина взрывается вокализами, активные атаки переходят в шепот, группы инструментов ловко перекидывают друг другу пальму первенства. Дирижер Антон Ледовский и вокальный руководитель постановки Анна Емельянова буквально влетают воду, что доселе была невиданной, отчаянно и самозабвенно. Да, порой оркестр и исполнители еще пока подпрыгивают на камнях, слетая с ритма, изредка слышны срывы на вокальных сольных верхушках, но все это полностью компенсируется стройностью и слаженностью в синхронных ансамблевых заплывах. Веселые напевы про то, что сестры живут в прекрасном доме, где нет забот, вырастают в свободолюбивые кличи, стук машинок "Zinger" переплетается с ударными, нежные песни о будущем замужестве переходят в арии-исповеди, где раскрывается каждая из сестер, чтобы потом слиться в общий горький плач о месте, имя которому безысходность. Спектакль Франдетти - мираж, который вдруг начинается, сносит многообразием, внезапно обрывается. Страшно, стильно, коротко, тихо, не всегда симметрично. Девушки шьют приданое, заглядываются на мужчин, зло и мелочно шутят друг над другом, порой позволяют себе ослушание, но все бесполезно. Альба несчастна, Альба деспотична, Альба озлоблена на весь мир, Альба глуха, слепа, нема, но Альба продолжит свою игру в любом случае. Пожилая испанская матрона привыкла все затирать, удерживать в рамках приличия, дочерей у нее в запасе еще много, мама всегда права, а восставать по-настоящему, чтобы стены рухнули, здесь непринято. Она и вас заставит молчать, ведь у этой истории нет конца, хотим мы этого или нет. Правильный и единственный выход из этого дома - одна абсолютно счастливая свободная смерть. http://sub-cult.ru/teatrz/72-teatr/6322-bernarda-alba-do-svidaniya-mama-...