ПРЕССА

Раздразнили гоголем-моголем

15 июля 2009, Кася Попова, материал подготовлен для издания "Коммерсант"

 

В Свердловской музкомедии устроили ПП - презентацию премьеры нового мюзикла ?Мертвые души? (путаница родительных падежей достойна классического текста Коляды, где упоминается ?сюжет для сценария премьеры новой постановки спектакля в театре?). От мероприятия осталось, прежде всего, ощущение досады: раздразнить раздразнили, показав только кусочки ?премьеры нового мюзикла?, но чем дело кончится и сердце успокоится - так и осталось непонятным.

Зрителям показали всего восемь сцен, меньше половины спектакля, практически без декораций, без половины костюмов и, частично, без оркестровок ? под рояль. Публики на просмотр полуфабриката набилось полно: на балконе зрители сидели на ступеньках, стояли плечом к плечу.

Цельного впечатления из кусочков не сложилось, однако уже понятно, что Александр Пантыкин написал интересную и могучую музыку - скорее, оперу, нежели мюзикл. Непростой музыкальный материал музкомедии не в новинку: в репертуаре театра значатся, например, и поставленные Кириллом Стрежневым ?Влюбленные обманщики? Гайдна, и FIGARO Моцарта, сделанные Дмитрием Беловым. Пантыкинское вúдение поэмы Гоголя, на мой взгляд, оказалось глубже и интереснее мелодичных и уравновешенных конструкций венских классиков ? ближе, скорее, к Шостаковичу, хотя гораздо веселее ?Катерины Измайловой? - не без юмора. К примеру, в хоре ?Чи-чи-ков, Чи-чи-ков? явно слышится Jesus Criste ? Superstar, - таким Чичиков, вероятно, и явится в результате. Обилие оперных речитативов для труппы явилось ?контрольной работой? по проверке вокальных возможностей, но, судя по ПП, артистам по плечу и не такие высоты.

Хотя опера не требует обязательного наличия хитов, как минимум один в партитуре имеется ? великолепная ария Ноздрева с эпического размаха рефреном ?Редкая лошадь долетит до середины Днепра?. По окончании ПП хор зрителей исполнил ?песню про летучую лошадь? на крыльце театра ? надо заметить, намного хуже Владимира Алексеева с ватагой дворни. Алексеев прямо-таки купается в роли и настолько привлекателен, что заставляет глубоко задуматься о человеческом несовершенстве: не сидит ли такой ноздрев в каждом из нас?

На какие мысли наведут другие продавцы мертвых душ, пока неясно, поскольку спеть на ПП им не дали. Есть подозрение, что Владимир Смолин сможет претендовать на награду за лучшую женскую роль: на сцене он появился в качестве сильно смешной Коробочки - в копнообразном одеянии и с заметным носом уточкой. Изящными антраша заинтриговал и Николай Капленко ? Манилов в соломенной шляпке, какую носил Пушкин.

Чичикова заметно омолодили - до двадцати с небольшим лет. О сюжете, придуманном композитором Пантыкиным и поэтом Константином Рубинским, пока можно только догадываться. Вероятно, нас ожидает love story Чичикова (Евгения Зайцева) и подслеповатой блондинки (Мария Виненкова) с явлением духа Хлестакова (Александр Копылов) и хореографическими этюдами в исполнении мертвых душ ? артистов Эксцентрик-балета Сергея Смирнова. Может быть, любовь Чичикова облагородит, он бросит свои махинации, и в финале возьмется ?честным пирком да за свадебку? (а духа возьмут в посаженные отцы). Может, его выведут на чистую воду и отправят звенеть кандалами, - все это выяснится только в день премьеры, 30 октября.

Вероятно, музкомедия сознательно выбрала дату, сложение цифр которой дает число 13 ? чтобы, так сказать, вышибить клин клином, поскольку Гоголь в театре, как правило, не обходится без мистики и обращения к медицине. Скажем, драматург Олег Богаев, сочинив пьесу ?Мертвые уши?, немедленно попал в больницу с воспалением среднего уха. После постановки ?Брата Чичикова? в Серовской драме артисты по очереди ломали себе конечности. Да и композитор Пантыкин во время ПП находился на больничной койке... Ни в коем случае не хочется выступать в роли ворона-вещуна, но, согласитесь, поставить ?Мертвые души? - не фунт изюму скушать.

За эту работу Кирилл Стрежнев взялся бестрепетно. Хотя по полуфабрикату представить его замысел трудновато (?хвоста не видел, и не могу определить, что он за зверь ? то ли крокодил, то ли ящерица?), в обрывках уже можно отследить его фирменную интеллигентность и виртуозную постановку массовых сцен. Складывается впечатление, что он еще не наигрался ? не отработал до конца тему игры и азарта в предыдущем своем спектакле ?Свадьба Кречинского?. Но если там дулись в картишки, то герои ?Мертвых душ? предаются более интеллектуальным забавам, приговаривая ?Давненько я не брал в руки шашек?. То и дело звучит клич ?Партия!? - в смысле как завершения игры, так и удачного брака. Наверное, омонимический ряд продолжится ? и, скажем, чиновники или жители уездного города N по ходу спектакля собьются в партию, которая проголосует за Чичикова...

И все-таки незавершенность произведения заставляет припомнить Ильфа: ?Так хотелось аплодировать, что был зуд в ладонях. Но так как посмотреть пьесу не удалось, то на ладонях сделалась нервическая экзема?.