ПРЕССА

"Пожалуйста, запомните меня…"

19 сентября 2014, Марина Гусарова, "Новый Крым"

На прошлой недели гастроли Свердловского театра музыкальной комедии в крымской столице открылись "Екатериной Великой". Мюзикл Сергея Дрезнина по пьесе Михаила Рощина и Александра Анна, мировая премьера которого состоялась 15 мая 2008 года в Екатеринбурге, не теряет популярности и сегодня.

Настоящий драматург знает: в пьесе должны обязательно запомниться начало и конец. Организаторов крымских гастролей Свердловской музкомедии в знании законов драматургии уж никак не упрекнешь – мощный "аккорд" "Екатерины Великой" прозвучал на сцене Крымского академического украинского музыкального театра ярко и триумфально.

История жизни Екатерины II, присоединившей Крым к Российской империи, в Крыму, конечно, звучит по-особенному. Именно поэтому грандиозный спектакль побывает и в Севастополе, где установлен памятник российской самодержице. Но вернемся к спектаклю. "Музыкальные хроники времен империи", а не просто мюзикл. Почему? Наверное, потому, что масштаб показанных на сцене личностей и событий не укладывается в рамки "легкого" жанра. Хотя о том, насколько он "легок", судить могут лишь актеры, режиссер, дирижер и еще масса специалистов, создавших это масштабное действо.

Уместить тридцать пять лет истории государства Российского в три часа – задача не из легких. Но это удалось. Удалось и большее – сделать спектакль не только зрелищным, но и психологическим. Диалог юной Фике, которую воплотила на сцене лауреат премии "Золотая маска" Мария Виненкова, и всесильной Екатерины в исполнении народной артистки России Нины Шамбер проходит через все театральное действо. Этот разговор со своим прошлым, своей совестью, своим внутренним я порой проникает в сердце зрителя сильнее, чем самые динамичные сцены. Ах, если бы молодость знала, чем придется поступиться, взяв в руки державу и скипетр! Ах, если бы зрелость могла снова испытать ту молодую свежесть чувств, тот душевный подъем, ту бесшабашную смелость, которая и привела юную немецкую принцессу на престол холодной северной страны! Парадоксально, но в конце спектакля участницы диалога меняются ролями: на лице Екатерины – опустошение и растерянность, а Фике, кажется, излучает ту неземную, высшую мудрость, перед которой меркнет любая политика.

Увы, в тени великой женщины мужчины меркнут. Алексей и Григорий Орловы (Евгений Толстов и Владимир Алекссев) порой кажутся лишь оловянными солдатиками, исполняющими ее волю. Более ярко выписаны, пожалуй, сподвижник Екатерины Григорий Потемкин (Николай Капленко) и последний фаворит стареющей императрицы Платон Зубов (Александр Мезюха). Любопытная деталь – свергнутого супруга Петра III и нелюбимого сына Павла играет один актер – Владимир Фомин. Действительно, судьба отца и сына окажется удивительно схожей…

Народ. В "Екатерине Великой" этот коллективный персонаж отнюдь не безмолвствует. Он молитвенно приветствует юную Фике, оплакивает павших в войнах за Крым и Новороссию, встречает с ликованием императрицу и иностранных гостей возле убранных лентами "потемкинских деревень". Глубинная, разрушительная сила прорывается лишь раз – в сценах пугачевского восстания, когда народ истово славит "воскресшего" царя. Да и сам Пугачев в исполнении Анатолия Бродского пронзительно харизматичен на фоне кавалеров-солдатиков в одинаковых белых париках… Особую роль здесь играет и полупрозрачный занавес. Опускаясь, он погружает зрителя в дымку воспоминаний героев, поднимаясь – возвращает его в настоящее.

Три часа действия спектакля, поставленного московским режиссером Ниной Чусовой, екатеринбургским дирижером Борисом Нодельманом и хореографом Татьяной Багановой, изображают екатерининскую эпоху, что называется, от рассвета до заката. Первое действие – динамично, как сама жизнь молодой императрицы. Второе, начавшись бурно и триумфально, в конце притормаживает. Именно поэтому сцены со статс-дамами, подыскивающими стареющей императрице очередного молоденького кавалера, могут показаться не только откровенно пошловатыми, но и неоправданно затянутыми. Но затянувшееся многоточие сменяется твердой точкой – финалом. Усталая женщина на ступеньках трона просит: "Пожалуйста, запомните меня". Для Крыма эти слова, безусловно, перевешивают разыгранный в конце спектакля уничижительный фарс. Мы помним, всегда будем помнить эту противоречивую, но удивительно сильную женщину, благодаря которой родились Севастополь – город воинской славы и наш Симферополь – город пользы, город-собиратель. И сегодня, говоря "Крым наш", мы тоже вспоминаем ее, когда-то решительно и смело перекроившую карту мира.

Говоря о мюзикле, нельзя не говорить о музыке. Ее автор Сергей Дрезнин, талантливый пианист, ученик Тихона Хренникова, сегодня живет за пределами России, в Париже, а свои театральные проекты реализует на сценах Москвы, Вены, Нью-Йорка и Екатеринбурга. Кстати, Свердловская музкомедия, ранее известная как творческая лаборатория советской оперетты, сегодня – признанный новатор в области постановки мюзиклов. Последний, хоть уже и стал жанром классическим, и поныне остается площадкой для разного рода творческих экспериментов. Православные песнопения, гусарские романсы, русские песни, торжественные канты порой совершенно неожиданно сочетаются здесь не только с опереточными куплетами и канканом, но даже с джазом, роком и рэпом. Причем сей музыкальный "салат оливье" зрители поглощают на ура.

Яркие костюмы и блестящие декорации, смысловая точность звуковых и световых эффектов, выразительное пение под живой оркестр – постановки такого масштаба и качества крымские зрители не видели уже давно. Вот только акустика подвела – в первом действии о том, что именно говорят актеры, зрители порой только догадывались. Во втором дело пошло лучше – видимо, звукорежиссеры поработали над ошибками. Ведь жанр мюзикла не терпит торопливых репетиций и суетности, а времени на то, чтобы опробовать симферопольскую сцену, как признался накануне на пресс-конференции главреж театра Михаил Сафронов, было не так уж много. После спектакля симферопольские меломаны традиционно сетовали: увы, нет в нашем городе ни оперного театра, ни концертного зала с хорошей акустикой. Эта же тема звучала месяц назад на встрече Владимира Путина с представителями интеллигенции Крыма. Президент вопрос на заметку взял.

В конце не могу не написать еще об одном – умении привлечь зрителя. Один из самых именитых музыкальных театров России и в этом вопросе впереди. Стеклянные столики с уникальной экспозицией "Фаберже и уральские ювелиры", представленной Екатеринбургским музеем истории камнерезного и ювелирного искусства, буквально осаждали любопытствующие. А перед спектаклем зрители могли насладиться блестящим выступлением музыкантов на втором этаже театра. Идея эта не нова – в 50-е годы даже банальный поход в кино был праздником – перед сеансом в фойе играл оркестр, пели романсы… Ее возрождение – не просто альтернатива американскому попкорну, но и возвращение к своим ценностям. Спасибо екатеринбуржцам за это!