ПРЕССА

Петь - и быть счастливыми

18 марта 2007, Елена Обыдённова, "ОпереттаLAND"

Кто первым сравнил счастье с птицей, наверное, был прав. И летает-то оно – где вздумается, и в руки дается – не каждому, и непоседливо – упорхнет, потом лови его… Лишь избранным птица счастья подает голос – чтобы не сбились с пути, чтобы безошибочно знали, в какой стороне ждет она, готовая доверчиво сесть на протянутую руку того, кто сердцем услышал ее песню... Поэтическими сказками назовет это скептик, а романтик увидит в этом зов судьбы. Люди театра в большинстве своем неисправимые романтики, поэтому, конечно она - певчая птица счастья - привела на сцену Свердловской театра музыкальной комедии наших героинь – Ирину Цыбину и Светлану Кадочникову.

 

Ирина: стержень моей судьбы

 

«Самая красивая актриса нашего театра! Еще подростками, обремененными кучей комплексов и, естественно, стремящимися к недостижимому совершенству, мы с подругой в своих поисках идеала нередко оглядывались на И.Цыбину:

- А ты видела, какая у нее фигура? А ноги?

- Да! А у меня - что!..

А со временем пришло понимание: помимо красоты у Ирины есть настоящий талант».

Вряд ли героиня этих откровений заглядывала на неофициальный зрительский сайт Свердловского театра музыкальной комедии и читала, какое впечатление производит на своих поклонниц, но о том, что за 20 лет у нее своих зрителей появилось великое множество, не знать актриса не может. Нет, это – не повод для гордости, а стимул к еще большей требовательности к себе. Не амбиции, а вечное стремление к совершенству ведет Ирину Цыбину по жизни. Она рациональна – ровно настолько, насколько это допустимо для творческого человека. И это означает редкое умение не тратить силы на беспочвенные мечтания, а ставить перед собой разумные и конкретные цели; не ждать «попутного ветра судьбы», а работать, не жалея сил, ведь она уверена: талант – это не привилегия, а всего лишь «стартовый капитал»…

 

И все-таки – о чем мечтала дебютантка?

- Я окончила оперный класс Уфимского института искусств, во время учебы немного поработала в Башкирском театре оперы и балета и поэтому, когда в 1984 году приехала в Свердловск по распределению, в первую очередь хотела много петь – это было на тот момент единственное, что я действительно умела. Но очень быстро к этой мечте добавилась другая – научиться играть по-настоящему, чтобы хоть чуть-чуть приблизиться к великим актерам, которые в те годы блистали на свердловской сцене… Конечно, я смотрела все спектакли и «присматривала» роли, которые, как казалось, подходили мне – Юлишка в «Цыган-премьере», Принцесса Фантазия в «Путешествии на Луну», Фляретта в «Синей Бороде»... И это были те самые роли, которые я вскоре и получила…

И сразу стало понятно – в театре появилась прекрасная «лирическая героиня», но потом…

- Как «чистую субретку», если так можно сказать, меня открыл Кирилл Стрежнев – в 89-м году он начал ставить оперетту «Принцесса цирка» и назначил меня на роль Мари. А это уже классический образец амплуа. Танцевать я всегда любила, в детстве даже мечтала в балете, но в том, что я могу танцевать ТАК, до встречи с балетмейстером Эдвальдом Смирновым даже не подозревала! Я эту роль играла очень долго и, говорили, успешно. А потом поняла – все, нужно уходить! «Девичьи» эмоции я переросла, а если «играть» - получается «неправда»…

Заниматься любимым делом – это и есть счастье, но все равно в какие-то моменты это ощущение «полета» становится особенно острым…

- Каждый раз ощущение полного и абсолютного счастья для меня было связано с каким-то конкретным спектаклем. И в первый раз я испытала это – как шок! Я всего год проработала в театре, и вдруг получила роль Инги в спектакле «Вчера закончилась война». Я была в ужасе – ничего не умею, никакого опыта нет, а тут нужно играть трагедию! Владимир Акимович Курочкин (он тогда был «главным» и ставил этот спектакль) сказал мне: «Спокойно! Ведь я же с тобой!». И работал со мной над каждым шагом, над каждой фразой… О том, что все получилось, я не верила, даже когда получила за эту роль Премию им.Ленинского комсомола. Все думала: мне это авансом, за молодость дали… Зато потом я поняла, без это «подготовки» не получились бы роли в «Беспечном гражданине», в «Кошмарных сновидениях», да, собственно, и Кунигунда в «Кандиде», и Настенька в «О бедном гусаре…» не стали бы для меня уже осознанными моментами огромного актерского счастья! Ганна в «Веселой вдове» - тоже счастье, но – другое, не столько актерское, сколько… Красивая героиня, потрясающая вокальная партия… А последняя наша премьера – комическая опера Гайдна «Влюбленные обманщики»? Это же просто подарок судьбы! Мы на этой музыке учились, и вдруг сейчас получили возможность это ее снова! Наверное, публика чувствует тот восторг, с которым выходим мы в этом очень красивом, в лучшем смысле слова «классическом» спектакле на сцену. А если зритель счастлив – что еще нужно артисту?..

Наверное, артисту нужно, чтобы его жизнь на сцене длилась и длилась…

- Я давно поняла: актерский век долог, если правильно «распределить» свои силы, если правильно «идти» от роли к роли. Самое страшное – «зациклиться» на одном амплуа. Ведь чем шире диапазон – тем больше возможностей! К счастью, с самого начала у меня не было «рамок», сейчас я смело могу сказать: я - актриса широкого амплуа. А это значит, могу играть любую роль. И еще одно непременное условие сценического долголетия – вокальная форма. А это: хорошая школа (слава Богу, она у меня есть!) и ежедневный тренинг. Безусловно, о форме внешней я даже не говорю – для меня всегда было важно, как я выгляжу на сцене, но каких-то «специальных действий» я никогда не предпринимала. Просто завела в доме весы. Встаю на них каждое утро. Если вижу, что стрелка перешагнула за… - все, аппетит отключается автоматически.

Значит, вся жизнь подчинена профессии?

- Наверное, да. Конечно, семья, сын для меня – это тоже очень важно. Никогда не перекладываю свои домашние обязанности на близких, даже перед премьерами продолжаю и продукты покупать, и стирать, и готовить, просто… стараюсь в ответственные периоды «беречь эмоции». Моя семья меня очень хорошо понимает – и в этом плане я, конечно, очень счастливый человек. Мой муж тоже актер и для него профессия имеет большое значение, но он понимает, что для меня она – просто как воздух! Нет, я не подчиняю свою жизнь профессии. Профессия – это стержень, на котором держусь я и вся моя семья, без театра я просто потеряю опору под ногами!

 

В репертуаре актрисы Ирины Цыбиной сегодня более 40 ролей – и большинство из них в самом выигрышном свете позволяют актрисе продемонстрировать свои вокальные данные. Из группы «молодых» Ирина плавно перешагнула в разряд ведущих мастеров - уже десять лет она носит звание «Заслуженная артистка России» и каждой новой ролью удивляет, радует, волнует зрительские сердца. Цели, которые когда-то молодая артистка для себя так точно определила, достигнуты. Значит, пришла пора ставить новые…

 

Светлана: мечта моя сбылась

 

«Превзошла себя Светлана Кадочникова в роли Лизы – вряд ли, учась в консерватории, она подозревала за собой такие таланты танцовщицы и акробатки, а вот, поди ж ты…»

По этими строчками из статьи в журнале «Музыкальная жизнь», наверное, подписались бы все, кто видел молодую актрису в «венгерской версии» оперетты «Марица», включая и ее строгого учителя, профессора Уральской консерватории народного артиста России Николая Голышева. А когда-то Светлана, одна из его любимых учениц, даже не решилась сама признаться в нежелании идти работать в оперу. Бесспорно, сегодня Николай Николаевич не раскаивается, что 9 лет назад, немного «пошумев», все же вынес вердикт: «в оперетте тоже надо петь». И сам договорился в Театре музыкальной комедии о прослушивании. Правда, речь шла всего лишь о возможности сдать на сцене театра Госэкзамен, потому что именно в тот год главный режиссер Кирилл Стрежнев выпускал в театральном институте очень сильный курс, и Светлана была уверена – шансов попасть в труппу театра мало…

 

- Когда после прослушивания Кирилл Савельевич пригласил меня на разговор, я даже не поняла, что он мне предлагает! Я хотела сдавать партию Адели в «Летучей мыши» - это моя самая любимая партия и по сей день, сложная, красивейшая, обожаю ее! Но Стрежнев сказал: «Это замечательно, но не успеешь. На экзамен предлагаю взять что-нибудь попроще – Софью, например, в «Дамах и гусарах». А Адель – Адель еще успеешь». В ответ я выпалила: «Мне надо подумать!». И только когда медленно спускалась по лестнице от его кабинета, меня вдруг как током ударило: Адель будет потом! Значит, меня пригласили на работу! Так мечта моя сбылась, слава Богу!

И Адель «случилась», причем даже дважды: в постановку Стрежнева, шедшую в тот момент в театре, Светлана вошла буквально с начала первого своего сезона, а прошлым летом сыграла Адель уже в новой постановке этой оперетты. Ее роль! Даже о своих «дебютных» мечтах она говорит словами обожаемой героини…

- Когда я пришла в театр, как все начинающие актрисы мечтала «играть самые большие роли за самые маленькие деньги». Это я сейчас понимаю – нельзя форсировать события! Нельзя сразу давать большие роли, нужно сначала дать «понюхать» сцену. Нужно начинать с зайчиков, хрюшек… К сцене надо привыкать, к лампам нужно привыкать, к партнерам…

Не считая тех «зайчиков и хрюшек», сегодня Светлана накопила в своем актерском багаже 20 самых разных ролей: от оперетты до мюзикла. Согласитесь, за 9 лет – результат впечатляющий. На вопрос о трудностях начинающей артистки – пожимает плечами: было, конечно, но только однажды так, что – «мама дорогая!» …

- Конечно, в первые годы решала те проблемы, с которыми сталкиваются все консерваторцы – держаться «не как в опере», свободно двигаться, танцевать, не теряя вокального качества… Наша замечательная Нина Сергеевна (балетмейстер-репетитор) помогала очень! И, казалось, ничего «страшного» уже быть не может. Но тут приехали «венгры» - ставить «Марицу»… У них, на родине оперетты, принято, что актрисы амплуа субретки должны не просто хорошо танцевать, они должны уметь исполнять акробатические трюки. В Венгрии такие актрисы в прошлом все – либо балетные, либо спортсменки, потому что голос, по их мнению, в этих ролях совсем не важен. Достаточно «говорить под музыку». Получилось, что нам в «Марице» пришлось осваивать профессию акробатов, причем не с пяти лет, а с тридцати! Каждое утро шла на репетицию с мыслью – сегодня откажусь! Но видела улыбку венгерского балетмейстера, сочувствие и надежду в его глазах – и начиналось

все сначала: падения, ушибы, боль, страх… Словом, большое было испытание для организма! Сейчас, когда все позади, когда уже все получается, появилась и гордость, и благодарность - молодцы «венгры», что настояли. А страха нет совсем, еще и потому, что в моем партнере - Коле Капленко - очень уверена…

Не каждой молодой актрисе удается так явственно «прочувствовать» амплуа. Хотя, по признанию самой Светланы, это всегда было ее, ведь в ней самой есть та подвижность, «поскакучесть», без которой не может быть субретки в оперетте. Может быть, именно этот «веселый моторчик» позволяет ей, кроме театра, успевать быть еще и нежной женой – для любимого мужа, и заботливой мамочкой – для пятилетней дочки 4 Полинки, и строгим учителем – для своих студентов в родной консерватории, где она, окончив аспирантуру, преподает уже 4 года вокал?.. Или все-таки приходится чем-то жертвовать?

- Слава Богу, в современном мире все можно совмещать. Так что ни о каких «жертвах» речи быть не может! Дома - техника помогает, да и современные мужья уже давно не считают, что место женщины – на кухне. Было бы желание – можно и три горошка на ложку, трудно – но возможно! Конечно, иногда мне приходится просить семью – пожалуйста, наберитесь терпения, идет постановка, и я не всегда буду успевать приготовить и обед, и ужин, не всегда буду приходить с репетиций в хорошем настроении… Они меня любят и – понимают!

А, может быть, Светлана – просто удачливый человек?

- Конечно! Моя удача никогда от меня не отворачивалась! Хотя кое-что во мне самой изменилось: жизнь научила бороться, в том числе - и за удачу!

 

Идут сезоны, уходят из репертуара и рождаются спектакли, на смену любимым ролям прошлых лет приходят новые, ширится список профессиональных успехов, копится опыт, прирастая мастерством… Но, видимо, уж такой талант дан этим двум очень разным актрисам: что бы ни происходило в их жизни, но чтобы чувствовать себя счастливыми, им нужно одно – петь!