ПРЕССА

Мария Виненкова: "Екатерина Великая" не хуже "Призрака оперы"

25 апреля 2011, Владимир Дудин, "Независимая газета"

Сегодня за мюзиклом нужно ехать не на Бродвей, а на Урал

Мария Виненкова - молодая солистка Свердловского театра музыкальной комедии в Екатеринбурге. На недельных гастролях театра на сцене Петербургской музкомедии, которые прошли там впервые за 25 лет, она отработала все без исключения спектакли, исполнив свои важные главные партии. Не успев вернуться домой из Москвы с фестивального показа мюзикла "Мертвые души" Александра Пантыкина, который увез четыре "Золотых маски", она приступила к репетициям партии Ассоль в мюзикле "Алые паруса" Дунаевского в постановке Кирилла Стрежнева. Корреспондент "НГ" Владимир Дудин узнал у Марии, что сегодня за мюзиклом нужно ехать не на Бродвей, а на Урал.

- Вы не на Бродвее учились мюзикловой манере пения?

- Я была на Бродвее, смотрела мюзиклы, которые мне очень понравились, но училась петь в Екатеринбурге в музыкальном училище, где моим педагогом была Елена Николаевна Захарова, у которой я очень многому научилась. Сейчас, к сожалению, наши пути разошлись, я сама занимаюсь вокалом, но педагога, который бы мог ответить на все вопросы, мне очень не хватает. Я уже сама стала педагогом - преподаю в Театральном институте и все время учусь у своих учеников, когда вижу со стороны, что мешает им развиваться дальше и понимаю, что примерно тоже самое мешает и мне. Еще я регулярно записываюсь на студии, потому что это очень хороший экзамен для певца, чтобы учиться себя контролировать.

- У вас большой диапазон?

- Мой рабочий диапазон - три октавы. Сейчас я занимаюсь так называемым "писком". Если вы знаете, Мэрайя Кери им владеет очень хорошо. Не уверена, что эта вокальная краска будет нужна в каждом спектакле, но мне очень интересно находить новые возможности своего голоса. А вообще мне природой дано слышать и чувствовать многие вещи, потому что иногда я делаю что-нибудь не задумываясь и у меня легко получается.

- В Екатеринбурге есть Театр оперы и балета, но вы выбрали Театр музыкальной комедии. Мюзикл более актуален?

- Я с большим почтением отношусь к опере, считаю ее очень сложным видом искусства, но манера исполнения в мюзикле мне как драматической актрисе ближе. Хотя мой путь на большую сцену начался с партии Сюзанны в мюзикле "Фигаро", так или иначе связанным с оперой Моцарта. Сейчас я понимаю, что сделала лучший выбор, придя тогда в наш Театр музыкальной комедии на кастинг "Фигаро". Не могу представить, как сложилась бы моя жизнь по-другому.

- В репертуаре Свердловского театра музыкальной комедии есть и мюзикл, и оперетта, но предпочтение отдается мюзиклу. С чем это связано?

- Мюзиклы - то, что сочиняется сегодня. Много вам известно современных авторов, которые пишут оперетты? Поэтому, возможно, это вопрос не столько спроса, сколько предложения. Нашему режиссеру Кириллу Савельевичу Стрежневу, как любому творческому человеку интереснее ставить новый, никем не тронутый материал, а не то, что было поставлено тысячи раз в разных вариантах. Хотя классика оперетты, разумеется, стоит в афише нашего театра.

- А вы любите оперетту?

- Наверно, у меня получилось бы спеть в оперетте, но я об этом не думала, поскольку плотно занята в мюзиклах, где мне очень комфортно. Если этого будет мало, попробую что-нибудь еще.

- Неделя екатеринбургских мюзиклов на сцене Театра музыкальной комедии в Петербурге подогрела интерес нашей публики в отношении этого жанра, к которому здесь в целом не слишком доверчивое отношение, в отличие от Москвы, где идет много и американских сетевых мюзиклов, и мюзиклы российских авторов.

- Наш театр в этом отношении действительно передовой, потому что специально для него ныне живущие авторы создают новые произведения. Этот путь сложный, тернистый, но правильный. Большинство перенесенных мюзиклов в нашей стране фактически не приживаются. Это все равно, как если пересадить в Петербурге банановые деревья. Может быть, что-то, конечно, прорастет, если повезет, но вряд ли бананы долго протянут в этом климате. Это совсем другой менталитет, другая история. Я была я в Нью-Йорке на Бродвее и мне там мюзиклы очень понравились. Разве я пойду на эти спектакли в Москве, чтобы смотреть как русские артисты играют в переводном варианте американские шутки?

- До Бродвея далеко, а послушать знаменитые мюзиклы вживую очень хочется.

- Не надо лететь на Бродвей - приезжайте к нам в театр. Наша "Екатерина Великая" не хуже "Призрака оперы". На мой взгляд, нам близок путь, который в русском театре открыл музыкальный спектакль "Юнона и Авось". В нем чутко уловлен русский менталитет, наша история - то, что вызывает чувство симпатии на генетическом уровне. Петербург принял наши мюзиклы не потому, что мы такие гениальные, а потому, на мой взгляд, что все они о нас, о России. Для меня есть два понятия - шоу, которым в совершенстве владеют американцы в своих бродвейских постановках и музыкальный спектакль. Шоу - это когда ты сидишь и говоришь "Уау!". А на спектакле ты делаешь глубокий вдох от удивления, прилива новых чувств, которые еще долго перевариваются после ухода из театра.

Мне больше нравится определение "музыкальный спектакль", а не мюзикл. "Екатерина Великая" как будто даже не мюзикл вовсе, а русский музыкальный эпос, какой-то новый, еще не определенный жанр. Почему у нас? Наверно, потому, что здесь есть такой человек как директор нашего театра Михаил Сафронов - крепкий профессионал, амбициозный, неравнодушный, любящий дело, которым занимается. Ему не безразличны артисты, спектакли, судьба театра в будущем. В нашем театре важна роль любого человека. Режиссер, дирижеры, художники, балетмейстеры - люди, которые интересны и сами по себе и в коллективе. У нас замечательные постановочный и пошивочный цеха, костюмеры, чудесные гримеры - у нас театр-дом, где нет равнодушных. Дух неравнодушия - главное, что нас сближает, все стараются делать свою работу с пристрастием. Я прихожу в театр и никогда не думаю, что иду на работу. И зритель у нас поэтому такой же неравнодушный.

- А такое явление как закулисные интриги в вашем театре существует?

- В нашем большом коллективе существует все и так должно быть. Наш театр многообразен, чем и прекрасен, он в гармонии со временем. Есть очень хорошее выражение: Ничто так не способствует успеху, как успех. Наверно, когда-то очень давно в нашем театре кто-то сделал правильные шаги в правильную сторону - и пришел успех, который не проходит до сих пор.

- Подозреваю, что вам не раз задавали вопрос о том, не собираетесь ли попробовать себя на столичных сценах?

- Да, вопрос о том, "не тесновато ли нам в Екатеринбурге" веселит меня больше всего. Мне хочется в ответ спросить: "А что, Москва - пуп земли?"

- Традиционно считается, что там много денег...

- Ну, деньги сегодня есть, а завтра нет.

- Так каким вы все-таки видите будущее российского мюзикла?

- Будущее есть и оно большое, только нужно идти своим путем. Еще хочется, чтобы современные авторы либретто не шли на поводу у телевизора. Композитор Сергей Дрезнин работал над "Екатериной" семь лет и результат того стоил. У этого спектакля - огромная перспектива и поле действия, потому что он о нас, о России, он с нашими корнями.