ПРЕССА

Кирилл Стрежнев: моя тема - мечта о Несбыточном.

02 сентября 2004, Елена Обыденнова, "Стольник"

Из личного дела...

СТРЕЖНЕВ Кирилл Савельевич, режиссер

Народный артист России, главный режиссер Свердловского академического театра музыкальной комедии с 1986 года

Награжден Золотой медалью им. А.Д. Попова за режиссуру

Лауреат премии губернатора Свердловской области "За выдающиеся достижения в области литературы, культуры и искусства"

Заведующий кафедрой музыкального театра Екатеринбургского государственного театрального института, профессор

Председатель Комиссии по оперетте и мюзиклу СТД РФ

Постановщик 65 спектаклей в театрах России и за рубежом (Екатеринбург, Москва, Санкт-Петербург, Одесса, Ростов-на-Дону, Омск, Петрозаводск, Оренбург, Новоуральск, Краснодар, Чикаго)

 

Говорят, "большое видится на расстоянии". Грандиозный "юбилейный марафон" Вы вместе со своим театром "пережили" в минувшем театральном сезоне - начался он прошлой осенью с празднования 70-летия Свердловской музкомедии, а завершился в июне уже Вашим личным золотым юбилеем. Наверное, впечатления уже "разложились по полочкам", а эмоции улеглись. Какое осталось "послевкусие"?

Ощущения самые положительные. И это - не только мое мнение. За последние месяцы во время поездок по России я много раз слышал: из уст в уста передаются рассказы "очевидцев" - тех, кто побывал у нас в гостях на юбилейных мероприятиях - как свердловская музкомедия замечательно умеет устраивать праздники. Оказывается, все многочисленные гости отметили не только высокое творческое качество показанного нами на сцене, но и особенное гостеприимство, внимание к каждому гостю. Приятно, что слава об этом разносится по России. Прошлый сезон со всеми его юбилейными хлопотами и волнениями еще раз продемонстрировал, как наш театр способен концентрироваться и собираться, когда это необходимо.

Большинство людей видят в пятидесятилетии некий символический рубеж. Вы ощущаете нечто подобное?

Да, нет, я вообще этого рубежа не ощущаю! Мне кажется, на протяжении жизни каждый человек переживает разные периоды: то чувствуем прилив небывалой активности, то вдруг погружаемся в некую "дрему". И у меня так бывало. Но называть это можно по-разному: можно - бездействием, а можно - накоплением энергии для следующего рывка. Я предпочитаю второе. Сегодня - и это совпало с 50-летним юбилеем - период такой, когда очень много идей. И это не просто идеи, а вполне реальные проекты, потому что, к счастью, театр начинает возрождать практику работы с современными авторами по созданию эксклюзивных произведений. Именно возрождать - поскольку свердловская музкомедия всегда славилась этим. А то, что продуктивный период наступил именно в год юбилея - так это всего лишь совпадение. Хотя, возможно, есть и объективные предпосылки: в нашем государстве что-то начинает меняться, и мы становимся чуть богаче, умнее, капиталистичнее, приспосабливаемся к новым условиям жизни. Как бы то ни было, у меня сейчас ощущение, что каждый день нужно делать очень много, чтобы реализовать задуманное. И это хорошо!

А что задумано? Какие цели сегодня преследует режиссер Стрежнев?

Главная цель - одна. В последние годы я работал с готовыми произведениями, у каждого из которых уже была своя история сценических воплощений. Такую работу мы называем трактовка. Сегодня - совершенно другой этап, этап сочинения вместе с авторами, и это - самое любимое, неповторимое и самое перспективное дело! Как я уже говорил, создание эксклюзивного спектакля - не только мой путь, это - путь свердловского театра, который не случайно был назван "лабораторией советской оперетты". И Кугушев, и Курочкин (а уже вслед за ними - Стрежнев) работали в прежние годы со многими замечательными советскими композиторами и драматургами. Причем история показывает, что такие спектакли всегда были "обречены на успех". И неудивительно, ведь все делалось в расчете на конкретные индивидуальности артистов этого театра, на возможности этого творческого коллектива, в содружестве с режиссером и дирижером. Я счастлив, что сейчас в жизни настал период, когда вновь стало все это возможным. Началось, пожалуй, с "Парка советского периода". В ноябре мы сыграем премьеру нового мюзикла по Диккенсу, и это уже - совершенно оригинальное произведение, созданное молодыми уральскими авторами специально по заказу театра. А дальше - еще один большой эксклюзивный проект, посвященный 60-летию Победы, над которым работает с нами композитор Александр Пантыкин.

У Вас как у режиссера есть собственные "манки" - стимулы, чтобы взяться за тот или иной материал?

Музыкальный театр - это в первую очередь качество музыкального материала, поэтому я никогда не возьмусь за постановку произведения с плохой музыкой. Второе - в самой бытовой истории мне нужна театральность, момент отстранения, ведь музыкальный театр - это театр, который "парит над бытом". Нет, все может происходит даже в коммунальной квартире! Но только если, например, в этой квартире живут два человека, которые так сильно любят друг друга, что... Понимаете, да? Или - среди жильцов найдется не просто мелкий "пакостник", а эдакий настоящий злодей, почти олицетворение "мирового зла"? Вот тогда есть нечто, поднимающее историю над бытом, и музыка - рождается! А театральность? Шекспир ведь сказал - "вся жизнь - театр". Вот в нашей бытовой жизни увидеть театр - это, на мой взгляд, очень важно. С другой стороны, у каждого режиссера есть своя тема. Для меня это - тема мечты о Несбыточном. Мне кажется, это то, о чем думает любой человек, который приходит к нам в зрительный зал. Ведь каждый мечтает о чем-то! И если зритель в финале спектакля становится свидетелем, как чья-то мечта сбывается - это и есть катарсис! Правда, мечта может и не сбыться - но это уже зависит от произведения. Наверное, каждый художник, делая спектакль, все-таки делает его про самого себя. Кто-то - про то, что он ненавидит весь мир. Кто-то - про то, как он любит весь мир. Я делаю все спектакли про то, что человек мечтает. А сбывается эта мечта или нет ? дело случая. Кому как повезет. Как в жизни.

Наша жизнь становится "капиталистичнее". Означает ли это, что "актерский театр" и "режиссерский театр" уступят место театру -продюсерскому??

Чисто продюсерское искусство - это, конечно, кино. Театр - искусство менее дорогое, а потому в меньшей степени зависящее от воли продюсера. Гораздо в меньшей степени. Хотя... Я, например, всю жизнь мечтаю заниматься только творчеством и не думать ни о стоимости декораций, ни о том, как в отсутствии финансирования в срок изготовить костюмы, ни о том, где взять качественную световую аппаратуру... Понимаю, это мечта абсолютно утопичная! Но надежда есть: сегодня в России уже появляется генерация театральных директоров, которые способны освободить художника от этих и подобных им забот. В том числе и наш директор - Михаил Сафронов - демонстрирует современный подход к театральному производству, потому что он - человек, способный мыслить категориями нынешнего театрального процесса. Есть такие примеры и в других городах - более или менее удачные. Но, к сожалению, есть и другие примеры: театры, в которых директора продолжают существовать по прежней советской модели. Такие островки социализма в капиталистическом государстве - они тонут! Да, все же сегодня в театре очень важен менеджер, продюсер. Думаю, перспектива российского театра вот в чем: сформируется команда очень опытных и современно мыслящих продюсеров, которые будут работать с такой же свободной командой режиссеров, способных ставить хорошие спектакли.

Значит, институт главных режиссеров обречен? Или есть еще перспективы?

Нет, перспектив нет. Я бы мог говорить о перспективе, если бы появилось хотя бы два-три человека в России не моего, а младшего поколения (хотя бы на 10-15 лет младше!), которые хотели бы взять на себя ответственность за целый театр. Беда это? Наверное. Когда я пришел в профессию, в этом виде искусства главенствовали Курочкин, Ошеровский, Ансимов... Целая плеяда режиссеров, очень крупных! Они руководили каждый своим театром - в Екатеринбурге, Москве, Одессе, других городах... И они соревновались друг с другом! Сегодня соревноваться не с кем. Наоборот - идет битва директоров за приглашение хорошего режиссера на постановку. И, к сожалению? Судите сами: на днях ко мне обратился директор Краснодарского музыкального театра - просил посоветовать режиссера на постановку детского спектакля (вопрос ко мне не случайный, я руковожу Всероссийской лабораторией режиссеров музыкального театра). Причем, спектакль должен быть оригинальный, фантазийный, а режиссер - молодой... В результате я буду рекомендовать немецкого режиссера. В России, к сожалению, такого человека я не знаю.

Талантливая молодежь не идет в режиссуру - престиж профессии падает?

Нет, он не падает, а, скорее, трансформируется. Угасает престиж профессии главного режиссера. Сегодня на первый план выходят режиссеры, которые могут быстро, реактивно и талантливо сделать спектакль. Продюсеру это выгодно. Человек приезжает на месяц, по 12 часов работает (профессионально!) и уезжает, выпустив яркий спектакль. Все довольны. Но это - разовые акции. А кто формирует труппу? Мы уходим от главного завоевания российского репертуарного театра. Обидно! Какой бы ни был хороший продюсер, он никогда не будет селекционером, не будет воспитателем. В результате - будет уничтожено то, что у нас называется постоянная труппа. И тогда мы все постепенно придем к западной системе, где на каждый проект набирается новый состав исполнителей. Свободный рынок актеров, свободный рынок режиссеров? Я - востребован, но мне обидно за будущее театра. Коллективы, которые создавались десятилетиями, актерские труппы, которые любовно коллекционировались - жалко все это! И, надо сказать, иностранные режиссеры, приезжая в Россию, восхищаются этой нашей уникальной системой! Ну, подстроимся "под них" - и что? Потеряем "эксклюзив"! Но вопрос это - государственный, только на уровне государства можно попытаться сохранить систему российского репертуарного театра. Остается надеяться, что найдутся люди, которые поймут это.

Вы много ездите и много видите. Ваше мнение эксперта: что в российском музыкальном театре сегодня Вы отнесли бы к категории "явления"?

Уникальное и выдающееся явление последних лет - Мариинский театр в Петербурге. Каждый спектакль "Мариинки" заслуживает внимания по всем компонентам: начиная с маэстро Гергиева за дирижерским пультом, исполнительского уровня певцов и заканчивая культурой постановочной части театра. Очень интересно работает в Москве режиссер Дмитрий Бертман в театре "Геликон-опера": каждый спектакль - спорный, элитный или признанный и "хитовый" - это событие! Можно назвать и еще несколько режиссеров музыкального театра, которые имеют "свои" театры и очень здорово работают: Юрий Александров в театре "Санкт-Петербург опера", Александр Петров в петербургском театре "Зазеркалье", конечно, Александр Титель в московском Театре им. Станиславского... Вот круг людей, которые сегодня определяют уровень российского оперного театра. Что касается театра музыкальной комедии, то - (смеется) мне очень нравится Свердловский театр музыкальной комедии...

А московские мюзикловые проекты - что бы Вы рекомендовали обязательно посмотреть нашим зрителям?

Я - поклонник этого жанра. Очень много в свое время занимался американским мюзиклом. Сегодня считаю, что как школа для воспитания синтетического актера американский мюзикл незаменим, что же касается постановки спектакля - в этом нет необходимости. Согласитесь, сюжет - это все-таки в первую очередь менталитет. А потому наш зритель никогда не сможет всерьез увлечься сюжетом "42-й улицы", "Иствикских ведьм" или "Чикаго". По большому счету, это оставляет нашего зрителя равнодушным, и трюки - не спасают! Мне представляется, самый уникальный проект из всех "московских" мюзиклов - "Норд-Ост". Это - настоящий российский мюзикл. В его основе - культовый роман Каверина, а это - беспроигрышная штука! И можно только посочувствовать авторам, что на их долю пришлась эта страшная трагедия, и спектакль закрыли. Но сейчас они начинают трехлетнее турне "Норд-Оста" по России, и это замечательно! Зритель в разных городах сможет увидеть очень хороший спектакль, сделанный в традициях русского театра. Там нет никакой "американщины", там все наше, все, что умеет российский артист, что умеем мы. Но при этом - по-западному очень мощная машинерия, замечательная декорация. Но это мы тоже умеем - как выяснилось.

Ближайшая Ваша премьера - новый мюзикл по Диккенсу в родном театре. О чем мечтает режиссер в этом спектакле?

Я хочу сделать самый добрый спектакль репертуара. Самый светлый - как это не покажется странным. Диккенс - не самый светлый писатель, мягко говоря. Но в искусстве существует метод контраста, когда светлое выглядит светлым только на черном. В диккенсовской мрачной, на первый взгляд, истории главное -перерождение человека. Я говорил, что люди приходят в зал и "подсматривают" жизнь. И каждый - о чем-то мечтает. А самая главная мечта - стать другим. Но в реальной жизни не каждому сидящему в зале это под силу. А вот герой нашего спектакля на протяжении двух актов из жесткого, грубого скряги превращается в настоящего, лучезарного человека! И этот ход от тьмы к свету для меня и есть - главный образ спектакля.