ПРЕССА

"Как трудно быть интересной женщиной!"

06 марта 2010, Ирина Клепикова, "Областная газета"

Помните у Жванецкого: "Увы, никогда не буду женщиной, а интересно - что они чувствуют?".

В актёрском сообществе Свердловской области двум представителям сильного пола удаётся сегодня - редчайший случай! - знать, что это - быть женщиной, и понимать, что они иногда чувствуют. В Свердловском театре музыкальной комедии с Нового года в репертуаре - мюзикл "Тётка Чарли". В спектакле, поставленном для молодого поколения актёров театра, главную роль - Тётку Чарли, донну Люцию д'Альвадорес играют Игорь Ладейщиков и Евгений Толстов. Грех было не взять у них интервью в канун Женского праздника.

 

 

 

- Когда вы были назначены на роль, как вживались в женский персонаж? Что и у кого подсматривали? Ведь женщины - это совсем иная пластика, мимика, голос.

Игорь: - Конечно! Любой мужчина, изображающий женщину, мгновенно переходит на фальцет, начинает жеманничать, "строить глазки". У меня, правда, это не первая женская роль. В Иркутском музыкальном театре я играл в мюзикле "В джазе только девушки", так что как ходить на каблуках, носить юбку - такой опыт у меня уже был. Однако в "Тётке Чарли" - иной фасон платья, юбка в пол. Здесь главная трудность была - не упасть из-за длинного шлейфа.

Евгений: - Играть женщину и играть в женщину - это такая тонкая грань. И то, и другое по-своему сложно. Да, приходилось подсматривать женские манеры. И у коллег учился. Я в театре с десяти лет, ещё с детской студии, поэтому знаю: собирать образ, брать необходимые и выигрышные детали, подробности нужно отовсюду. Видел в видеозаписи легендарный спектакль Свердловской музкомедии "Тётка Чарлея" (нюансы перевода названия - И.К.) с Виктором Григорьевичем Сытником, работу Калягина в "Здравствуйте, я ваша тётя!", американскую версию мюзикла. Наверняка, где вольно, где невольно это подсказывало что-то и в характере моей "тётки".

 

- И вот вы надели женское платье, туфли на каблуках, парик, сделали макияж. Ощущения изнутри актёра-мужчины, облачившегося в "прикид" тётушки-миллионерши из Бразилии?

Евгений: - Необычно! И - тяжело. "Бедные женщины" - думаю я после каждого спектакля. И миллионы не помогают в тяжком искусстве "уметь выглядеть". После двух с половиной часов на каблуках ноги гудят, спина ноет.

Игорь: - А я на последнем спектакле, подскользнувшись на каблуках, вообще упал! Спасибо, партнёры по спектаклю поддержали "мою тётку", оправдали эту неловкость. Сделали так - словно падение и задумано по сюжету.

 

- Однажды я случайно оказалась на спектакле, на котором и Женя со "своей тёткой" попал в неменьший форс-мажор. Подол его платья зацепился за что-то, и пришитые к нему рюшечки-оборки начали обрываться. Чем дальше - тем больше. Зрители затаили дыхание: заметили, но ничем помочь не могли.

Евгений: - А я думал тогда: "Господи, ну что же случилось с платьем?". Посмотреть вниз не могу. Надо говорить текст, отвечать партнёрам, петь, танцевать. Действие идёт на большом темпе. И только когда оборки эти зацепились за ножку стула, а у меня через секунду - вальс с партнёршей, и всё грозило обернуться ещё большими неприятностями, - я вынужден был, не прерывая действия, приподнять подол и оборвать злополучные рюшечки. Весь зал, по-моему, облегчённо вздохнул.

 

- По сюжету, за вашей миллионершей донной Люцией весьма настойчиво и даже агрессивно ухаживают мужчины - претенденты на её руку и сердце (и состояние!). Вы попали в ситуацию, которую хоть раз в жизни переживает каждая женщина. Ну и как вам такие "знаки внимания"?

Игорь: - "Никогда не думал, что так трудно быть интересной женщиной!". Это фраза из спектакля. Готов повторить её и сейчас. Но чисто актёрски мне в этой ситуации интересно. Это такой кураж, когда мой герой Бабс, переодетый в донну Люцию, вынужден отражать мощный напор великовозрастных ловеласов! Ну, и потом дело же не только в миллионах. Иногда ловлю себя на мысли, что "женихи" искренне увлекаются донной Люцией, забывая о том, что она - богатая вдова, и видят в ней интересную женщину. Почему нет?!

Евгений: - Ох, не знаю (смеётся), как бы я повёл себя на месте женщины, окажись в жизни в подобной ситуации. Думаю только: это сколько же приходится выносить женщинам ради нас и из-за нас, мужчин!

 

- После того, как актёрский фарт преподнёс вам редкую удачу сыграть особу противоположного, слабого(!) пола, другими ли вы глазами смотрите сегодня на женщин? Прониклись? В театре смеются: "Пережив лично мытарства хождения на каблуках, наши мальчики готовы поддержать любую женщину, идущую на шпильках?".

Евгений: - "Красота требует жертв" - это про женщин. По поводу тех же каблуков я как-то попытался возмутиться в театре: "Ну куда же это годно - пять сантиметров. Высоко!". "А мы ходим - и ничего" - отвечают мне. "Но мне-то ведь ещё танцевать приходится!" - "И нам - тоже...". А вообще-то я всегда тепло и нежно относился к женщинам. Ну как их можно не любить?!

Игорь: - Нет, не могу соврать и сказать, что спектакль "перепахал" меня. Мне было очевидно всегда: и в жизни, и на сценической площадке мужчина очень многое делает ради Женщины, во имя неё - только бы она обратила на него внимание!

 

- В канун 8 Марта что пожелали бы вы представительницам прекрасной половины человечества? Благодаря роли тётки Чарли вы знаете женщин, их ожидания немного лучше, чем другие мужчины...

Игорь: - В мире, где сегодня столько катаклизмов - социальных, природных, я желаю дорогим женщинам прежде всего мирного неба над головой. Каждая из них - в настоящем ли, в будущем - Мать. Пусть не беспокоят их хотя бы войны, землетрясения...

Евгений: - Желаю всегда быть любимыми! Находить в себе силы быть красивыми и - радовать нас, мужчин. Что, собственно говоря, (улыбается) вам и удаётся. Правда-правда! Меня всегда поражает: даже в минуты слабости, замечаешь, женщина посидит-погорюет и вдруг, как лампочка, вспыхнет, выпрямит спинку, улыбнётся - и снова в ней столько жизни!..