ПРЕССА

Гоголь-моголь в двух актах

08 июля 2009, Алла Лапина, "Уральский рабочий"

Сегодня, в свой день рождения, Свердловский академический театр музыкальной комедии закрывает сезон.

В этот вечер зрителей пригласили на презентацию премьеры мюзикла "Мертвые души", которая ждет нас еще только в октябре. Но вот сама по себе такая презентация, ожившая визитная карточка будущего спектакля, - дело полезное и интересное. Театр хочет заранее "на зрителе" проверить свое создание, тем более это актуально для произведения, которое рождается впервые.

"Мертвые души" - спектакль команды единомышленников, которая дружно и успешно работает не первый год. Это композитор Александр Пантыкин, автор либретто Константин Рубинский, режиссер Кирилл Стрежнев, дирижер Борис Нодельман и художник Сергей Александров.

Поскольку Павел Иванович Чичиков, бессмертный герой Николая Васильевича Гоголя, любил сыграть партию в шашки (эта фраза давно уже стала расхожим афоризмом), театр в эти дни не только предлагал всем желающим зрителям сыграть в шашки с героями будущей премьеры, но пошел дальше. Художник Сергей Александров придумал огромную шахматную доску. Она станет частью декорации, образом спектакля, именно на ней будет вести свою игру Чичиков с помещиками Н-ской губернии.

Разговариваем о будущем спектакле с его создателями.

 

Константин Рубинский - поэт, педагог, драматург, журналист. Окончил в Москве Литературный институт имени Горького. С нашим театром сделал уже такие известные работы, как "Ночь открытых дверей", "Храни меня, любимая", "Силиконовая дура"...

- Костя, как вам работается с екатеринбургским театром?

- Мне нравится, что все проекты абсолютно разные: комедия для семейного просмотра "Ночь открытых дверей", притча о Великой Отечественной войне - "Храни меня, любимая", "Силиконовая дура" - современный мюзикл о совсем молодых людях. Без истинного увлечения в творчестве делать нечего, не будет результата. Но я не генератор идей. Вот "Мертвые души" - это в первую очередь композитор Александр Александрович Пантыкин, он давно вынашивал замысел. Но, конечно, все прикасались к имени Гоголя с трепетом. Долго думали над тем, каким будет жанр, и остановились на таком определении: авантюрная комедия. Согласитесь, что по нынешним меркам сам сюжет - и детектив, и вечная российская история. Режиссер Кирилл Савельевич Стрежнев предложил еще и подзаголовок: "Гоголь-моголь в двух актах".

В первом акте Чичиков встречается с помещиками и начинает играть свою игру, здесь все по Гоголю, а второй акт - рассказ о перевертышах. Выясняется, что персонажи совсем не такие, какими кажутся на первый взгляд. Хочу, чтобы это была и плутовская комедия, и умный рассказ о российской действительности на все времена. Не хотим никакого модерна, авангарда, мне кажется, от этого устали. Николай Васильевич все так гениально сочинил, что до сих пор и увлекательно и современно.

 

Кирилл Стрежнев, главный режиссер театра, сегодня уже признанный мастер, мюзикл - его любимый жанр. Спрашиваю у него:

- А не рискованно обращаться к такому сложному материалу?

- Я убежден, что театр должен идти вперед и не жить прежними заслугами. Не боюсь. Сейчас идут репетиции, и мы работаем, как всегда, на доверии. Александр Пантыкин сочинил яркую, сложную музыку, это целый мир, в который интересно входить. Спектакль большой, занята практически вся труппа, хор, балет, полный оркестр, живой звук. Кстати, в спектакле не будет дублеров. Мне кажется важным, чтобы актеры чувствовали, что это именно их роль. То, что Чичикова играет Евгений Зайцев, молодой артист, современный человек из нашего сегодня, - тоже принципиальное решение. По большому счету, этот Чичиков - толком ничего не умеющий этакий Хлестаков. Но не хочу рассказывать все о спектакле, там много чего будет.

Да, это про Россию, про то, кто кого обманет. Но мы не делаем спектакль "к дате", к юбилею Николая Васильевича Гоголя. Мы хотим сделать хороший спектакль, многозначный, который способен открыть что-то новое...

 

Невольно я вспомнила другого классика. В пушкинском "Разговоре книгопродавца с поэтом" есть такие строки: "Наш век - торгаш; в сей век железный без денег и свободы нет". Это о позапрошлом веке, а что уж говорить о нашем!