ПРЕССА

Гармония и Cмута

05 декабря 2012, Лариса Барыкина, "Российская газета"

Свердловский театр музыкальной комедии, чья прямая обязанность - развлекать публику, вновь смело меняет амплуа. Такое уже бывало: он не раз заявлял права на осмысление сложных тем, на интерпретацию "серьезной" классики. Вспомним "лайт-оперу" Александра Пантыкина "Мертвые души" по Гоголю, удостоенную высшей театральной премии страны. Алгоритм появления "Белой гвардии" тот же: заказ новой партитуры - право первой постановки - мировая премьера.

Маститый оперный автор Владимир Кобекин написал музыкальную драму на либретто екатеринбургского поэта и драматурга Аркадия Застырца. В основе - роман Булгакова с добавлением мотивов пьесы "Дни Турбиных". Год 1918-й, Киев, немецкая оккупация, Петлюра, бандиты, красные. Но хаос и смерть - за окном, а в доме тепло и уютно, семейство за круглым столом под абажуром: живой рояль, романсы, милое застолье.

Противостояние сил, борющихся за власть, - не суть этой истории. Для режиссера Кирилла Стрежнева главное - конфликт Гармонии и Смуты. Антагонизм приватной жизни, право на которую могут отнять в любой момент, и социальных катаклизмов решен с обескураживающей прямотой. Конструкция с лестницей на второй этаж, - гостиная в доме Турбиных - становится и улицей, и вокзалом, и казармой (художник Сергей Александров).

Парадокс современной сцены: в драм-театрах ставят мюзиклы, в оперетту, в музкомедии жаждут музыкальных драм, не желая потакать низким вкусам

Свою партитуру Владимир Кобекин уже не в первый раз строит как ассоциативную вязь самых разных музыкальных образов: народные песни, старинные романсы, церковные песнопения, оперная классика и добротная советская киномузыка. Благодаря узнаваемым лейттемам и пульсирующему ритму достигнуты непрерывность и полифоничность действа.

Сохранив основных булгаковских героев (нет только Лариосика) и главные сюжетные линии, авторы допускают некоторые вольности. Где спастись от ужаса происходящего? Проверенный оперный способ: в любви! В романе лишь намеком, а здесь Алексей Турбин (Владимир Алексеев) без ума от Юлии, кокаинистки в декадентских лиловых шелках (Татьяна Мокроусова), устраивает сцены ревности. Штабс-капитан Мышлаевский (Леонид Чугунников) увивается за прислугой Аннушкой (Альбина Дроздовская), не забывая о водке. Роман Елены Тальберг (Светлана Кочанова) и Шервинского (Игорь Ладейщиков) корректируют актерские индивидуальности: юный поручик, будущий оперный певец не в силах устоять перед женщиной много старше себя, но с судьбой и тайной. Николай (Леонид Забоев) встречается с сестрой погибшего полковника Най-Турса Ириной (Анастасия Сутягина). Отлично удались ключевые эпизоды спектакля: рассказ Николки о гибели Най-Турса и юнкеров - эмоциональный всплеск и мощная кульминация. Их разговор с Ириной на фоне хора-отпевания "Ныне отпущаеши" - едва ли не самая прекрасная сцена.

Необходимость представить главных героев в первом акте тормозит действие. Зато второе несется на всех парах, чтобы врезаться в память горделивой гвардейско-гусарской Заздравной в честь Отчизны и замереть вопросительным знаком в финале: выживший после ранения Алексей Турбин с друзьями-офицерами на пороге новой эпохи, которая не будет к ним милосердна. В своем костюмчике среди шинелей он выглядит представителем умственного труда из любой эпохи, "белая гвардия" для авторов ясно рифмуется с понятиями "белая кость": соль земли, лучшие люди страны, подвергавшиеся истреблению в первую очередь.

Необычный для театра материал стал вызовом, проверкой на прочность и состоятельность. Полуопера-полумюзикл (мало диалогов, много пения и танцев в хореографии Гали Абайдулова) потребовала освоить трудный музыкальный текст, сохранив интонацию речи. Еще бы обойтись без опереточных штампов и соблазна (у некоторых актеров) ограничиться одной краской!

Парадокс современного театра: все смешалось и не поддается классификации. В тренде - жанровые миксты: в драмтеатрах ставят мюзиклы, в опере - оперетту, в музкомедии жаждут музыкальных драм, не желая потакать низкопробным вкусам. Екатеринбургская труппа отважилась на еще один прыжок в неизвестность. На первых спектаклях был успех, но чувствовалась и растерянность. Примут ли крутой поворот преданные оперетте зрители, придут ли зрители новые - покажет время.