ПРЕССА

Этюд-интервью с обаятельным хулиганом

05 ноября 1999, Мария Милова , "Вечерний Екатеринбург"

В конце прошлого сезона в академическом Театре музыкальной комедии с успехом прошел вечер-концерт "Виват, молодые!". Теплый прием публики, аплодисменты, цветы в тот вечер были только для них. Возможность "закрепить" успех у молодых артистов появится 8 ноября. В этот вечер в театре опять состоится праздник молодости, красоты и таланта. Давайте поближе познакомимся с одним из участников этого концерта - Александром Копыловым.

- Скажите, Саша, путь на сцену "заказан" с детства? Вы из театральной семьи?

- Нет, родители никакого отношения к искусству не имеют. Но есть большие подозрения, что актерская жилка у меня от деда, который был сценаристом и режиссером народного театра. Петь же я стал, как родился. Сколько себя помню, всегда пою. Любимая песня с детства и по сей день - "Вологда". В нашей семье это было что-то вроде гимна. Я вставал в шесть утра, когда начинало работать радио, и будил всю семью "Вологдой". Все хотели спать, а я хотел петь. Чтобы утолить мою страсть к пению, родители, подумав, отдали меня в капеллу мальчиков при филармонии. Сначала я прогуливал, бегал играть в футбол или хоккей - в зависимости от времени года, но потом сделал выбор в пользу капеллы. С капеллой объездил весь мир, а на XII фестивале молодежи и студентов даже записывал песню с Валентиной Толкуновой.

- А дальше?

- А дальше я поступил в театральный институт на курс народной артистки России Галины Петровой. Поступали вместе с другом (кстати, теперь он тоже артист музкомедии) Константином Дмитриевым. Поодиночке петь баялись и придумали себе дуэт, танцевали тоже вместе - танец, который тогда еще только входил в моду: "Хип-хоп". Нас выслушали, на нас посмотрели и говорят: "Ну, вместе-то вы хорошо поете, а теперь по одному". А у меня в репертуаре только песня "Коробейники", пришлось приемной комиссии довольствоваться этим. На просьбу станцевать "русский танец" я, набравшись наглости, предложил свой вариант - рок-н-ролл. Они подумали-подумали и согласились. Так я стал студентом. Это было самое счастливое время.

- Артисту оперетты свойственен этакий кураж и, наверное, что-то от авантюриста. У вас есть такие черты в характере?

- По натуре я творческий хулиган. Еще в школе мы с одноклассниками, сидя за последней партой, рисовали разные карикатуры. Кстати, рисую я неплохо, и это уже в папу. Рисунки, не всегда, впрочем, приличные, расходились даже по другим близлежащим школам. А однажды мы с друзьями решили принять участие в художественной самодеятельности. У меня было соло, состоящее из набора не связанных между собой грузинских слов, но это еще полбеды, текст хора - ненормативная грузинская лексика, кстати, очень выразительная. Понятно, что грузинский язык - не самый распространенный в нашем городе, поэтому то, что мы пели, к счастью, никто не понял.

- Вы прошли по детству с песней "Вологда", как выяснилось, и тогда же, наверное, решили стать актером?

- Ну, первое-то мое желание - быть шахтером. Еще в детстве я увидел на большом календаре портрет очень красивой девушки, а внизу подпись: "Девушка, выходящая из забоя". Это была моя первая любовь. Мне тогда казалось, что если я стану шахтером, то непременно встречусь с подобной красоткой. Шахтером не стал, но в обществе красивых девушке я теперь работаю.

- Какие роли доставляют вам актерское удовольствие?

- Нужно любить их все, тогда они запомнятся и зрителю. Мне нравится выходить и лошадкой, и кузнецом в спектакле "Жирофле-Жирофля", обожаю роль Самовара из "Мухи-Цокотухи". Но по-настоящему любимая роль пока одна - Черт из мюзикла "Черт и девственница". В ближайшее время надеюсь ввестись в спектакль "В джазе только девушки" на роль Джерри, сейчас репетирую роль Каскады в "Веселой вдове", премьера которой - 14 ноября. 

- Вы часто выходите в ролях, которые играет и Владимир Смолин, признанный мастер. Не боитесь сравнений?

- Ради Бога, пусть сравнивают. Мы со Смолиным хорошие друзья, он мне очень помогает, у него ведь куда больше опыта. Одинаково роль у нас все равно не получиться. Мы разные, поэтому и к конечному результату идем разными путями.

- Вам случается обижаться на критику или на что-то еще? Ведь актеры так ранимы?

- Нет, я не обидчив. Стараюсь не сосредоточиваться на негативном и в любой ситуации, даже самой безнадежной, ищу положительные стороны. Но для этого нужно быть немного философом.

- А вы философ?

- Я веселый философ.

Говорить с Сашей легко и просто, он по природе своей - артист. Если вы встретите его бегущим по бесконечным лестницам театра, то он непременно, увидев вас, наговорит массу прекрасного и забавного, забросает комплиментами и унесется так же неожиданно, как и появился. У него есть удивительное качество: он может быть уставшим, расстроенным, иногда раздраженным, но никогда - агрессивным и злым. Саше чужды актерский апломб и высокомерие. Ему здорово подходит определение Зинаиды Гиппиус - "неизлечимо невзрослый". Любому человеку, если он не безнадежно скучен, свойственна детскость, а актерам она просто необходима. Это качество делает их живыми, органичными и интересными на сцене при условии непременного наличия таланта и мастерства. В ролях, даже не очень больших, Саша по-детски заразителен, его непосредственность, легкость, мягкий юмор и неуемная энергия подкупают зрителей. А его "конек" - мюзикл. В его исполнении арии и дуэты из мюзиклов - настоящий подарок для всех любителей этого жанра. Он мажет прекрасно петь не только сольные партии, но и в ансамбле, он умеет слушать и сливать свой красивый и гибкий голос с остальными, а это качество присуще не веем солистам. Веселый, неугомонный Саша постоянно что-то придумывает, кого-то разыгрывает. Одним словом, он - см. заголовок.