ПРЕССА

Благословленная самим Мареничем

23 января 2001, С. Воронова, "Подробности"

29 января в Театре музыкальной комедии - не просто премьера спектакля, а "свадьба". Да еще с бенефисом "невесты" -- народной артистки Галины Петровой, исполнительницы главной роли вдовы Аграфены Савишны в оперетте Исаака Дунаевского "Женихи". Этого спектакля в городе ждали. Шутка ли - наконец-то в главной роли Петрова. Такой подарок сделал театр актрисе в год тридцатилетия ее жизни в театре.

 

В ГИТИСе Галина Петрова училась в одном потоке с Михаилом Швыдким, Ольгой Остроумовой, Юрием Николаевым. Сразу после окончания ее приняли в труппу гремевшей тогда на всю страну Свердловской музкомедии, где были А.Г. Маренич, Н. Энгель-Утина. Галина Петрова не потерялась среди звезд, блестяще проявила себя и стала за несколько лет народной артисткой. Она играла звездные роли, о которых мечтают актрисы театра оперетты - Элизу Дулиттл в "Моей прекрасной леди", Виолетту в кальмановской "Фиалке Монмартра", Любовь Яровую и еще около ста ролей. Она же сыграла драматическую роль Эдит Пиаф в спектакле режиссера Натальи Мильченко несколько лет назад. Роль, ставшую легендой среди театроманов. Она же воспитала в театральном институте несколько прекрасных молодых актеров, которые влились в труппу музкомедии. В Театре музыкальной комедии рассказывают анекдот: как-то спустилась народная артистка Галина Кранидовна Петрова на вахту, встречать журналиста, с которым было назначено интервью. Разговорилась с вахтером, из тех, что  заступили недавно. Поговорили за жизнь, о театре, о юбилеях. "Вот еще у одной старейшины театра будет юбилей, - сказал вахтер". "У кого?" "У артистки Галины Петровой", -- уважительно сказал вахтер. "Так это я Петрова". Немая сцена.

- Почему-то все считают, что мне уже 70 лет,как театру. - смеется Актриса. - Я не люблю, когда меня узнают на улице. Я хочу быть в жизни обычным человеком. Я могу ходить с флюсом по городу, я могу быть в раздраженном настроении, я стараюсь скромно одеваться. У нас есть артисты, которые говорят: как это, ты должна по жизни ходить, чтобы все за три километра видели, что это идет артистка. Ну, хорошо, тебя там видят, что ты артистка. А на сцене никто не видит. В жизни хороший артист - кого ни возьми - он совершенно незаметен. Это на сцене нужно быть ярким, открытым и ранимым, щедрым на проявления своей натуры. Если на сцене беречь себя, отдыхать, так ты не актер, а ремесленник.

- Вы пришли в театр совсем юной, когда там были такие звезды, как Маренич, Виноградова, Духовный...

- Да, я каждое утро ждала с трепетом: я опять пойду в театр. Буду за занавеской смотреть спектакль "Черный дракон". В зале невозможно было стоять, не то что сесть, поэтому я нашла себе место за занавеской. Артисты того времени играли через свою душу. И зрители то хохотали, как безумные, то рыдали, как безумные. Зрительный зал то подымало, то опускало, они уходили все жеваные, раскуроченные.

- А как звезды общались с молодежью театра, с Вами, прежде всего?

- Все наши звезды сразу по заслугам оценивали каждого из молодых. Они сразу же поняли, что я человек творческий, ищущий, что я не буду заниматься ерундой. Что я пришла сюда вырасти в большую актрису, и старались что-то подсказать, где-то подтолкнуть. Как-то на репетиции ко мне подошел сам Маренич, а он до этого меня не видел. И сказал мне: "детонька, у тебя хорошая школа, но тебе надо учиться владеть залом". И добавил: "я на тебя  надеюсь". Ну, раз на меня надеется сам Маренич... Я еще с большим усердием начала трудиться. В сезон мы выпускали по четыре спектакля, и в каждом спектакле я имела роль. В театре нельзя отдыхать, нельзя работать  вприглядку. Одному дали роль, а он сидит: я, мол, в третьем составе. Я была в третьем составе. Но я всегда была готова к первому. Мне только скажут: Петрова, на сцену. Ну, я на сто двадцать процентов как выдам. Все говорят: конечно, она будет играть премьеру. Так что я через головы не шла, я трудом добивалась всего. А путь артиста очень сложен. Требует эмоционального надрыва, доказывания, что он - это он и другим он быть не может.

- Обычно артист, если уж он артист оперетты, то он и работает в этом жанре. А Вы уникальны тем, что вы еще и драматическая актриса.

- По правде говоря, когда я училась в ГИТИСе, я оперетту не любила. И  все этюды делала серьезные, на экзамене на втором курсе играла Жанну д'Арк, комиссара в Оптимистической трагедии. Но выпускалась я в роли кальмановской "Виолетты". Потом сыграла ее в театре. Мою Виолетту многие не восприняли. Она была легко ранимая, где-то слишком порывистая, сильная. У меня везде было слишком. Для публики лучше девочка, которая ничего не умеет,чистой воды лирическая героиня. Неумелость артистки определялась как беззащитность, лиричность.

- О вашей Эдит Пиаф в Учебном театре несколько лет назад говорил весь город.

- Бог дал мне встречу с Натальей Витальевной Мильченко, и она предложила мне этот проект. Я, конечно, очень боялась. Шла "пятками назад". Но это вывело меня из депрессии, в которой я находилась, потому что чувствовала себя невостребованной. И с этого момента началось мое восхождение. У актера не должно быть возраста. У него этапы. И не всегда они тебя поднимают. Но я знаю одно: я должна работать, я должна выходить к зрителям, мне есть, что им сказать.

- К Вашему юбилею в музкомедии поставили "Женихов" Исаака Дунаевского.

- Это очень смешная вещица. Такого в театре у нас давно не было. Мы сделали этот спектакль для людей, которые соскучились по настоящим веселым шуткам. Это не гигантская оперетта, это оперетта-крохотулечка, разыгранная  артистами, хором, балетом, легкая. Там будет фонтан, там будут брызги шампанского. В нее не надо вкладывать ума, потому что она сразу будет тяжелая. Это не "Горе от ума", это совсем другой жанр, это шаржированная оперетта чистейшей воды. Исаак был юный, и он в ней так хулиганил, что ой-ой-ой. Зрители постарше будут хохотать не только над тем, что на сцене происходит, а что они будут слышать в музыке.

- А молодежь?

- Молодежи это полезно посмотреть. Потому что тогда люди умели шутить. Сейчас, извините, если ты в ноздрях натыкаешь, откроешь половину зада, для молодежи это будет смешно. Молодежь не умеет шутить, они не понимают, что такое шутка - у них обязательно должна быть скабрезность. Мы сами были студентами молодыми, у нас стипендии были, 28 рублей, поживите в Москве. А какой стоял хохот! Мы питались этим хохотом, этими шутками. Сейчас говорят: молодежи некуда себя девать. А нам было куда себя девать? Мы-то находили.

- "Женихи" - самая первая оперетта Дунаевского. Насколько она актуальна сейчас?

- Конечно, это злободневно. На мою героиню налетает куча женихов, борются за ее деньги. Сейчас разве такого не бывает? Моя героиня попадает в невероятные ситуации, выходит за одного, потом оказывается, что за другого, даже фраза в тексте есть: "батюшки, да неужто меня уже развели и за другого замуж выдали?!".

- Как Вам работалось на репетициях?

- Когда прочитали пьесу, я расстроилась. Она называется "Женихи". Ну, все женихи и выписаны драматургом, а вдова Аграфена Савишна - бледненько  так. Ну, я думаю: опять искать, что-то высасывать из пальца. Поначалу пробовала и так, и так. Но сегодня я уже все нашла. Так что теперь можно назвать спектакль "Аграфена Савишна".

- У Вас времени на отдых не остается?

- А зачем мне отдыхать? Театр - мой отдых.

- Что нравится делать вне театра?

- Вне театра я люблю по магазинам ходить, покупать рыбу для своих двух котов. Мне их подкинули, и теперь я их по-научному воспитываю. Если ты имеешь животных в доме, ты должен знать их болезни, их повадки. Я учусь у них непредсказуемости и логике в этой непредсказуемости. Еще люблю читать Агату Кристи, считаю, что она очень близка к театру. Я люблю Агату Кристи за ее логику. На сцене должна быть обязательно логика.