ПРЕССА

Бессонница - залог удачи...

27 декабря 2004, Алла Лапина,

На конкурсе лучших театральных работ "Браво!", который каждый год проходит в Свердловской области, премию как лучший артист музыкального театра в прошлом сезоне получил заслуженный артист России Владимир Смолин. Отмечена его роль скряги Скруджа в мюзикле "Ночь открытых дверей" на сцене Свердловского театра музыкальной комедии. Нынешней осенью исполнилось двадцать лет, с тех пор как Владимир работает именно в этой труппе. Так что поводов поговорить с артистом, который на сцене всегда заметен, независимо от масштабов роли, оказалось предостаточно.

 

Владимир, а сколько театров было в вашей жизни?

Не так уж и много. Когда еще учился в музыкальном училище имени Гнесиных, позвали в стажерскую группу Московского театра оперетты. В столицу я приехал из маленького города в Краснодарском крае, где жил с родителями. Когда как раз заканчивалась пора учебы, и надо было окончательно определяться и выбирать, в Москву приехал главный режиссер Омского театра музыкальной комедии Арнольд Паверман, кстати, родной брат знаменитого дирижера Марка Павермана. И я решил - а почему бы не поехать в Сибирь?! Я проработал там девять лет, и это были хорошие годы: первые творческие успехи, истинное вхождение в профессию. Там я встретил свою жену и верного друга Светлану, она была балериной.

Омский театр тогда был совсем неплох. В чем-то даже конкурировал со свердловским театром. Такие новаторские для своего времени произведения, как "Огоньки" Свиридова или "Василий Теркин" Новикова, именно там были поставлены впервые. Но потом этому коллективу как бы изменили род, саму сущность. Он был преобразован в Музыкальный театр, в котором все жанры оказались перемешаны. Немножко - опера, немножко- балет и уже потом - оперетта. А я к тому времени уже хорошо знал, что жанр, который выбрал в искусстве, хорош сам по себе, но заниматься им нужно не на одну треть, а с полной отдачей.

В общем я понял, что надо уходить. Спектакли Свердловского театра музыкальной комедии я видел, все мы мечтали попасть в эту труппу. Главным режиссером в то время был Владимир Акимович Курочкин, он посмотрел меня в спектаклях. Оба наши театра находились тогда на гастролях на Украине: омичи - в Запорожье, свердловчане - в Днепропетровске. Шел 1985 год, еще было другое государство...

Меня взяли, а через год Курочкин из театра ушел. Но я встретил другого режиссера - Кирилла Стрежнева.

Владимир, свой режиссер - это, наверное, действительно особое понятие, и для любого актера подобная встреча - творческое счастье. Иногда кажется, что вы со Стрежневым как бы одной крови... Ведь он даже некоторые роли сочиняет для вас или на вас! Вот в "Княгине чардаша" Кальмана появился совершенно непривычный Бони-Смолин. Не классический "простак", а симпатичный, живой человек с рано поседевшими висками, одинокий и не очень счастливый...

Стрежнев сегодня, безусловно, мастер. Я в него очень верю. У меня даже есть примета: если начинается новая работа и у Кирилла глаза горят, значит, все получится, он уже придумал спектакль, хотя мы все еще ничего не понимаем. Так было совсем недавно с "Парком советского периода", который сейчас один из наших любимых спектаклей. Это совсем не значит, что ему легко со мной или мне с ним. Я не сразу включаюсь в работу. Мне всегда нужно время, чтобы войти в роль. Вот когда бессонница начинается, значит пошло... Хотя великое спасибо моим педагогам, они хорошо обучали профессии.

Когда-то в "Беспечном гражданине", поставленном Стрежневым, вы сыграли Митю Громцева, талантливого парнишку, отправившегося на фронт и рано ушедшего из жизни... Был он артистом оперетты. Прошло уже много лет, а этот светлый и тонкий спектакль удивительно помнится?

А знаете, там все счастливо сошлось. Яркая, оригинальная музыка Анатолия Затина, добротный литературный материал. В основе лежала повесть "Человек с аккордеоном" Макарова... Это был не только настоящий Театр, но и жизнь - смех и слезы, радость и печаль. Скажу честно, там я порой забывал, что играю! И не случайно, удачи были у всех моих коллег, не было даже двух составов... Такое не забывается, это редкость.

Когда я уходил из Омска, один человек мне советовал: "Поезжай в Свердловск, там театр, который никогда не опускается ниже достойного уровня..." Сейчас я мысленно почему-то часто возвращаюсь к тем словам. Свердловский театр музыкальной комедии давно уже мой родной театр. Я очень люблю многие наши спектакли: "Черт и девственница", "Ночь открытых дверей", "Храни меня, любимая", "Хелло, Долли!", но когда вспоминаю "Парижскую жизнь", "Восемь любящих женщин", невольно думаю, - а не опускаемся ли мы как раз ниже того "достойного среднего уровня"?

Многое изменилось, это естественно. И молодые к нам приходят совсем другие. Среди них есть по-настоящему одаренные ребята. Сейчас Кирилл пригласил меня участвовать в спектакле, который он делает со своими студентами в Екатеринбургском театральном институте по знаменитому мюзиклу "Кордебалет". А почему бы и нет, мне интересно!

Но вот недавно я предложил одному нашему молодому артисту "ввести" его на роль скомороха Бесомыки в оперетту "Девичий переполох", которую я играю много лет, а мне уже пора... на другие роли. Он мне отвечает: "А зачем мне это?" Понимаю его и не понимаю одновременно. Догадываюсь о причинах - туго всегда с заработками и со временем. И все-таки не представляю, чтобы для меня в его годы что-то могло быть привлекательнее хорошей, да еще главной роли.

Двадцать лет в одном театре - это много?

Мне кажется, годы пролетели как один день!