ПРЕССА

«Анри»: на грани жанров

25 декабря 2014, Дмитрий Савельев, КультурМультур

Уже в шестой раз в Екатеринбурге прошел Международный фестиваль современного танца «На грани», в ходе которого на Новой сцене Театра музыкальной комедии выступили данс-компании Екатеринбурга, Челябинска и Омска, а молодые хореографы представили свои экспериментальные проекты в рамках офф-программы. Самой же яркой и масштабной постановкой нынешнего фестиваля стала мировая премьера грандиозного спектакля «Анри», созданного в честь 150-летия знаменитого французского художника-постимпрессиониста Анри де Тулуз-Лотрека.

Не только собственные творения вписали имя легендарного живописца в историю мировой культуры. Удивительная судьба Тулуз-Лотрека нашла воплощение и в кинематографе, и в художественной литературе, и даже на театральной сцене. Последнее вовсе не кажется чем-то удивительным, учитывая репутацию Тулуз-Лотрека как одного из самых театральных художников XIX века. Хореографическую версию жизнеописания художника можно было увидеть в спектакле «Анри», за постановку которого взялась хореограф Лариса Александрова.

Спектакль действительно получился «на грани» и в значительной степени оправдал название фестиваля. Он заметно выделяется и из фестивальной программы, и среди репертуарных постановок Музкомедии. Этот проект создан в уникальном для театра и всей екатеринбургской сцены жанре хорус-балета (ballet-chorus) и стал фантазийной реконструкцией нелегкой судьбы «Великого карлика».

Здесь есть все, что оставило отпечаток в судьбе Тулуз-Лотрека. В действиях и образах спектакля отражены наиболее значимые вехи его жизни: аристократическое происхождение и расставание родителей, езда верхом и тяжелейшая травма, проблемы со здоровьем и увлечение живописью, переезд на Монматр и Мулен Руж… При этом постановка – это не подробный пересказ биографии художника, а подобные его работам «хореографические» мазки – фантазии на тему жизненной драмы парижского гения.

Это постановка, где задействовано невероятное количество художественных ресурсов, которые удивительным образом сочетаются в спектакле, подчиняясь авторской мысли, и каждый из которых имеет значение. Здесь ничего не кажется лишним. Имеет значение музыка, имеют значение краски, имеет значение хореография и ее драматургия. Нужно сказать спасибо самому образу Тулуз-Лотрека, окутанному мифами и легендами и предоставившему огромный простор для воплощения всего того, что сегодня умеет театр. А умеет он сегодня многое.

В постановке задействованы сразу несколько творческих коллективов театра. На одной сцене выступают артисты хора и балета Музкомедии, участники танцевальной компании «2046», Театра пластической драмы Вячеслава Белоусова, а также воспитанники Детской студии Музкомедии. И это только те, кто непосредственно действуют на сцене и демонстрируют зрителю, что такое ballet-chorus. Есть ведь еще оркестр, художники, постановщики, каждый из которых вносит свой вклад в этот творчески эксперимент.

Эксперимент удается. Исполнитель главной роли – солист Музкомедии Алексей Литвиненко, известный зрителям театра по ролям в «Мертвых душах», «Силиконовой дуре», «Скрипаче на крыше» и многих других, – срывает овации публики после демонстрации не вокальных данных, а потрясающего пластического артистизма, подкрепленного к тому же магическим сходством с реальным прототипом. Наиболее показательной является первая же сцена с участием Анри – практический сольный номер, в центре сюжета которого попытка юного Тулуз-Лотрека встать на ноги. С точки зрения нового опыта для актерского состава значимость постановки сложно переоценить.

Новым опытом постановка стала и для зрителя, которому все увиденное оказалось в новинку. «Анри» собрал аншлаг на премьере, но вызвал неоднозначную реакцию у зрителей. Часть публики ушла еще в антракте, но те, кто остались досмотреть спектакль до конца, по большей части разделили друг с другом свои восторги. При этом камнем преткновения стала именно экспериментальная хореография, что является, наверное, самой лестной характеристикой спектакля в контексте фестиваля «На грани», в который «Анри» со скрипом вписался по форме, но который отлично оправдал концептуально.